jarvi_railfan (jarvi_railfan) wrote,
jarvi_railfan
jarvi_railfan

Железными дорогами Европы (август 2008): Брюссель (часть 1)

Введение

5 августа 2008.

Аэроэкспресс

Расхваленный и раскрученный, неоднократно скандальный и неоправданно дорогой, «Аэроэкспресс» до аэропорта Шереметьево уже два месяца ходит себе от Савёловского вокзала. Trainin с форума rus-etrain.ru звал меня на запуск 10 июня, но я тогда не пошёл и правильно сделал: запуск закончился поломкой поезда и скандалом. Сейчас же мы коллективным решением выбрали «Аэроэкспресс» в качестве средства передвижения. Ибо в вечернее время Ленинградка может и стоять, нервничать не очень-то хочется, а приехать мы намеревались заранее. Катя пугала нас страшилками о том, как её родители, ездившие в июле в Чехию, застряли в очереди на аэропортовский «стриптиз», всех жёстко проверяли. Я вёз 4 бутылки водки в подарок бельгийским родственникам, а мне говорят, вдруг багаж шмонать начнут? А вдруг? На сайте «Аэрофлота» было написано, что алкогольные напитки крепостью более 25% можно провозить в количестве не более 5 литров, а у меня было два, но всё же. Как бы то ни было, ради страховки от подобного рода неприятностей, мы решили приехать минимум за час до начала регистрации. Даниель уверял, что он не попадал никогда в сложности, подобные тем, что рассказывает Катя, а летает он от нас в Бельгию минимум по три раза в год. Но, с другой стороны, я не выношу сидеть на чемоданах в квартире в день отъезда, и всё равно лучше уж выехать заранее.


Так что встретились мы у Савёловского вокзала в 16:30. Ближайшая к метро дверь вокзала была теперь отмечена вывеской «Аэроэкспресс». Пройдя в неё, мы оказались в новёхоньком кассовом зале, из которого был выход на красиво выложенную брусчаткой платформу по всем европейским модам. У соседней платформы стоял ЭД4МК на Дубну, и обычные «зелёные» прятались за ним. Наш «АЭРО» подали минут через 10. Внутри всё было тоже очень красиво и современно, синие «самолётные» кресла, а в центре вагона багажные стеллажи.



За пять минут до отправления об этом предупредил мягкий женский голос, однако отправились чуть ли не с десятиминутным опозданием. Скорость «Аэроэкспресса» оказалась весьма низкой, и даже на новом участке пути он не разгонялся выше 60 км/ч. Вокруг шли работы по укреплению откосов, широкая просека была изъезжена тракторами.

Станция очень просторная, но дизайн мне показался неброским. Задерживаться долго мы не стали и прошли в здание. Это был самый обыкновенный торговый центр, нисколько не отличающийся от подобных по всей Москве. Чтобы попасть в терминал, надо было долго идти по какой-то временной строительной галерее, обитой непрозрачным полиэтиленом и гофрированным железом.

Аэропорт

Проторчав час в ожидании регистрации (она начинается за два часа до времени вылета), мы заняли очередь. В очередь к стойке «экономический класс» стояло очень много людей, а тётки ещё не было. Но мы с Вованом, оставив Катю с Витей держать очередь, решили сунуться в «бизнес-класс», где тётка была, а очереди не было. Я подошёл первым со своим электронным билетом, прокатило, сдал рюкзак и получил посадочный талон. Процедуры абсолютно несложная и не особо долгая: даёшь тётке паспорт и билет, кладёшь рюкзак на транспортёр, и через минуту свободен и спокоен, место в самолёте твоё обозначено, о твоём присутствии в аэропорту известно, и тебя не забудут. Остальные наши переместились в эту очередь, но тут подоспел и бизнес-класс, и тётка стала обслуживать их в приоритете. В это время я держал очередь к паспортному контролю и пропустил около 5 человек, пока Вова ко мне не присоединился. Катя с Витей пришли к нам через пять минут.

В «Duty-Free» делать нам было абсолютно нечего. Тётка на входе в зону контроля ручной клади сначала отказалась впускать нас так рано, но мы её убедили. Дальше – самое нелюбимое мной испытание нервов, когда надо снять куртку и ботинки, ремень, мобильник, выгрузить ключи и монеты из карманов и положить всё это на специальные лотки, которые вместе с ручной кладью просвечиваются на транспортёре. В то время ты сам проходишь через металлоискатель, который может «не заметить» нож в кармане, но зато упорно сигналить на какую-нибудь заклёпку. К счастью, у нас всё обошлось, и мы прошли в зал ожидания.

Здесь завершалась посадка на рейс до Каира. Несколько пассажиров где-то задержались, и их фамилии объявляли по связи, сотрудникам аэропорта даже пришлось за кем-то бегать. Пассажиры явились запыхавшимися, пробежали по рукаву и сели в автобус. Даниель рассказывал, как и у него однажды затянулось прощание с мамой, и его тоже стали объявлять по громкой связи. Он быстро-быстро прошёл паспортный контроль и «стриптиз», его провели одного в пустой автобус, мигом домчали до самолёта, впихнули внутрь и тут же захлопнули за ним люк. Ситуация немного нервная, и так некрасиво по отношению к другим пассажирам, но зато в случае непредвиденных обстоятельств на земле не оставят.

Ну а мы дождались объявления начала посадки на наш рейс. Нас тоже погрузили в автобус, хотя обычно самолёт подводят к рукаву. «Аэрофлот», похоже, провёл перекраску всего парка в серебряно-сине-красную гамму, даже старенькие Ту-154 стали выглядеть по-современному. Каждый самолёт назван в честь выдающегося художника, писателя или композитора. Наш А-319 носил имя абстракциониста Кандинского.



Самолёт

Надо сказать, самолёты я не люблю, я их боюсь. А Вован и Витя летели вообще в первый раз и были этому очень рады. Но тётка на регистрации по нашему умолчанию дала нам места в 10 ряду – на крыле – кресла D, E – даже не у окна! Так что особо ничего видно не было, да и над Москвой стояли плотные облака.

Единственная для меня радость в самолётах «Аэрофлота» – подача еды. Сначала стюардессы раздают всем прохладительные напитки. Я всегда беру банку «Пепси». Вован последовал моему примеру. Через 5-10 минут привозят тележку с горячим. Бортпроводники останавливаются у каждого ряда и предлагают выбор из двух блюд. Иногда бывают очень удачные, а иногда не очень, сочетание всегда разное, и никогда не угадаешь. Сегодня предлагали курицу или мясо. Самое сложное – нехватка места на маленьком откидном столике. Приходится временно класть булку в чашку, есть салат, потом горячее, а потом поворачивать поднос и пить чай или кофе. Я пью чай. Его очень мало, и приходится пить понемножку, чтоб хватило и на булку с сыром «Янтарь», и на конфету. С недавних пор помимо советского суфле, возможно, только на брюссельских рейсах, стали давать шоколадные конфеты «Cote d’Or», известной бельгийской марки, недавно перекупленной концерном «KRAFT» («Alpen Gold», «Воздушный»). Конфеты мы взяли с собой.
После того как еда была уничтожена, стало нечего делать. Сосед впереди смотрел на DVD-плеере «Матрицу», сидя в наушниках, но Вован «озвучивал» диалоги чуть ли не наизусть. Параллельно я ещё читал понемногу книжку. Летели 3 часа 15 минут, в принципе, не особо утомительно, успешно приземлились в Брюсселе в 23:40 местного времени.

Аэропорт Брюсселя

Брюссельский аэропорт Зáвентем (Zaventem), насколько я помню, является одним из самых больших аэропортов Европы. В нём по 80 выходов в каждом крыле (А, B, C). Для ускорения прохода по длинным коридорам установлены «горизонтальные эскалаторы» (траволаторы). Однако рейсов из Брюсселя, кажется, совершается гораздо меньше, чем из нашего Шереметьево: вылет самолетов примерно раз в полчаса, а ночью вообще перерыв до утра. Рейс «Аэрофлота» из Москвы – последнее прибытие, а обратный рейс в Москву – последний вылет.



Паспортный контроль мы прошли довольно быстро, хотя немного нервно. Дело в том, что из нас четверых только я догадался взять приглашение с собой, и ребята боялись, что нас попросят их предъявить, и сказали, что мы вчетвером едем с целью туризма, хотя формально это частный визит. Шут их разберёт, этих бельгийских пограничников, может просто заскучал мужик к концу смены, но спросил, где мы будем жить. Пришлось сказать, что у друзей, но это не повлекло за собой никаких дальнейших вопросов. Он проверил дату обратного билета, с обычными бумажными бланками проблем у него не возникло. А поскольку мой обратный билет был также электронный, я не могу показать ничего кроме своей «туалетной бумажки» – квитанции. Погранец смутился: «My Russian is too bad…», но среди надписей кириллицей он разглядел таки дату 19/08/2008, и был этим удовлетворён.



Сразу за линией контроля мы увидели крылатую скульптуру-аллегорию Оливье Стребеля, известного москвичам по площади Европы у Киевского вокзала – там находится его подарок Москве. Задерживаться на изучение подробностей мы не стали, сразу поспешили к выдаче багажа, здесь проблем тоже никаких не было: наклонная лента транспортёра через минуту довезла наши рюкзаки. Надо сказать, многими любимые сумки на колёсиках с выдвигающейся ручкой очень ненадёжны: прилетевшая из Москвы такая сумка валялась на транспортёре отдельно от своей ручки.

Электричка Завентем – Брюссель

По указателям с пиктограммой электрички мы вышли к большому лифту, на котором спустились до минус-первого этажа. Кассы были закрыты в столь поздний час, об этом ещё ранее предупредил нас Даниель, а на всех автоматах для продажи билетов красовались приклеенные скотчем листочки с надписями «Hors Service / Geen Dienst» – «Не работает». На такой случай оставался последний вариант – покупать билет прямо в поезде, у контролёра. Даниель сказал, что это не приветствуется, и мы должны будем сразу при входе сказать проводнику, что у нас нет билетов. В Бельгии контролёры есть в каждом поезде. Народу в электричках обычно ездит не очень много, электрички часто короткие, так что сбежать от контролёров нельзя, да и никто так не поступает, это некрасиво. Здесь такой менталитет.

Итак, мы спустились на платформу подземной станции Завентем-Люхтгавен. Здесь три пути, все тупиковые. Висят электронные табло, на нашем было написано «Brussel-Zuid», а на другой платформе – «Leuven», так что мы не ошиблись. Почти сразу подошла серая электричка AM79-767. Сиденья внутри удивили меня необычным цветом «серебристый металик» с бордовым отливом. Вероятно, недавний капитальный ремонт (они проходят КРП в Мехельне).

Поехали. Сразу чувствуется, что мы в Европе. Ход электрички чрезвычайно плавный, шума почти не слышно. Едем как по маслу! За окном совсем темно, видно, как мы проносимся мимо пустых платформ мелких станций. Это электропоезд-экспресс, он следует без остановок до Брюсселя.



Пришёл контролёр. В Бельгии практически все контролёры – мужчины, и одеты они в представительную серую форму и фуражку. Этот контролёр был бородатым и крупногабаритным. Он всё время хитро улыбался. Когда Катя, волнуясь и запинаясь, объяснила ему по-английски, что автоматы не работали, он низко кивнул и воскликнул: «Yes!» Продолжая ухмыляться, он сосчитал на своём аппарате 4 * 2,90€ = 11,60€. Мы заплатили, и он выдал нам один билет на четверых. Билеты на бельгийских железных дорогах имеют большой формат, примерно как у нас на ПДС, отпечатаны на плотной бумаге с магнитной полосой, как на посадочном талоне в самолёт.

Тем временем мы уже ехали по пригородам Брюсселя и могли различить в ночной темноте типично европейскую городскую застройку – маленькие двух-трёхэтажные домики с двускатными черепичными крышами, плотно прижатые друг к другу и выстроившиеся вдоль улиц, пересекающихся под острыми углами. Через несколько минут мы прибыли на Северный вокзал Брюсселя – Bruxelles-Nord / Brussel-Noord. Сильного контраста с Россией платформы станций не производили. Штукатурка со стен, выкрашенных в унылый жёлтый цвет, пообсыпалась, рекламные плакаты равнодушно взирали на на нас из-за поцарапанного и испещреного чёрными «тэгами» граффитчиков оргстекла. Пустые красные и серые электропоезда, разъезжающиеся по своим депо после вечерних рейсов, были покрыты цветными граффити, порой во весь вагон: железнодорожники, очевидно, устали с этим бороться. Катя говорит, что в Париже метро тоже ходит всё разрисованное. В общем, миф о том, что в Европе всё заведомо лучше, чем у нас, можно развеять брюссельскими вокзалами.

Южный и Северный вокзалы соединяет подземная железнодорожная ветка со станциями Bruxelles-Congress, Bruxelles-Central, Bruxelles-Chappelle. Наш поезд следовал по ней до Южного вокзала – Bruxelles-Midi / Brussel Zuid. Пусть не удивляет вас французское «midi», означающее «юг»: вспомните украинское «пiвдень» – «полдень». Хоть это и конечная станция маршрута, мы, вместе с другими пассажирами, вышли в тамбур заранее, до полной остановки поезда. Особенность: в местных электричках вследствие не слишком большого пассажиропотока, открытие дверей осуществляется нажатием кнопки изнутри или снаружи. В этой старой модели поезда вместо нажатия кнопки нужно было повернуть ручку. Двери здесь – «складные», как в автобусах «Икарус». Старый механизм сработал не сразу, и люди, поворачивавшие ручку, занервничали, стали её дёргать, пока двери не открылись.

Такси

Станция Gare du Midi / Zuidstation представляет собой один из крупнейших пересадочных узлов Брюсселя, но об этом позже. А сейчас мы спустились с уровня железнодорожных путей на уровень улицы – это типично для крупных европейских городов, когда пути вокзала находятся выше улицы, и под ними организованы пешеходные проходы и автомобильные проезды. Под платформами находится огромный вестибюль с кассами, кучей магазинов и, на мой взгляд, достаточно бестолковой планировкой: чтоб найти выход в город или в метро, необходимо долго идти по лабиринту торгового центра, внимательно вглядываясь в указатели. Городской транспорт в Брюсселе после полуночи уже не ходит, и обычный для нас способ добраться до дома – такси. Они находятся на парковке за указателями, стоят в очереди, и подходить надо к первой машине. Все автомобили новые, красивые, окрашены в блестящий чёрный цвет. Первым в очереди оказался крупный японский «универсал», а водителем был не менее крупный приветливый негр, скорей всего, иммигрант из Конго, которых в Брюсселе очень много. Я поздоровался: «Bon soir», а дальше перешёл на английский, потому что во французском не силён. Негр меня понял, а Вова дал ему распечатку из Google-Map района, где расположено место нашего временного жительства, с указанием адреса. Африканец был немного смущён, и причину этого я понял, заглянув в Вовину распечатку. Город Брюссель, пожалуй, уникален своей двуязычностью. В Бельгии три государственных языка, французский, фламандский и немецкий, и первые два преимущественно используются в Брюсселе. Поэтому все названия, вывески и объявления печатаются на двух языках. Карта, распечатанная Вованом из Google-Map, почему-то была на фламандском языке, а бедняга таксист, судя по всему, приехал не так давно и ориентировался лишь во французских названиях! Кое-как он нашёл несколько более-менее совпадающих названий и довёз нас до знакомого мне района. Уж как он там плутал по бесчисленным поворотам европейской «неевклидовой» геометрии улиц, вглядываясь в висящие на всех перекрёстках синие таблички с названиями. Я бы с удовольствием ему помог, поскольку места узнавал, но не был уверен, а как чувствовал бы себя таксист, если бы русский турист принялся втолковывать ему, как лучше проехать по Брюсселю? Нет, крюк мы сделали небольшой, ибо сеть улиц очень плотная. И результат пересчёта показаний счётчика в валюту также не был из ряда вон выходящим, 11-50 € – это вполне нормальная цена (дешевле 10 €, в принципе, и не должно было получиться).

Дом-фабрика

Расплатившись и поблагодарив таксиста, мы вылезли на углу Rue de Forest и Avenue de Domaine и направились к двери дома №274. Трёхэтажный кирпичный дом без архитектурных излишеств мало чем выделялся среди своих соседей, кроме больших белых ворот. И лишь вывеска «S.A. Durand, Articles Metalliques» гласила о том, что здесь находится семейный бизнес, основанный в 1920-х годах Роббером Дюраном и продолженный его сыновьями Даниелем и Андре, фабрика металлических изделий, акционерное общество. За белыми воротами скрывается небольшой двор и заводские цеха. Правдами или неправдами, но небольшая фабрика располагается в одном из наиболее престижных и благополучных районов Брюсселя. Это не центр и не окраины, это не индустриальный район, и он крайне спокоен практически круглые сутки.

Семья Дюранов жила в трёхэтажном доме №111 по Rue de Forest, на тупом углу двух улиц, через один от фабрики. Маленький дворик дома 111 примыкал к двору фабрики, и чтоб попасть на работу, Дюранам не приходилось даже выходить на улицу, всего лишь пересечь двор и пройти через проём в кирпичном заборе. Однако вскоре после смерти отца Даниель Дюран продал этот дом и переехал в трёхкомнатную квартиру на той же улице. А когда отчим принял решение сворачивать бизнес и переезжать в Россию, он съехал с квартиры и временно поселился в помещении офиса фабрики на нулевом этаже. Однако закрытие фабрики затянулось в связи с массой факторов, и временное пристанище (premises, как Даниель его именовал) стало фактически местом постоянного жительства. Единственным неудобством оставалось отсутствие душа, а на самом деле это была почти что однокомнатная квартира с кухней. Именно в этой «квартире» мы и поселились.

На первом этаже («первом» по-европейски, втором по-нашему) находится офис с компьютерами. Сейчас же план пребывания в Брюсселе был насыщенным, и лишь в рамках экскурсии по дому мы поднялись на второй, верхний этаж. Фирма не использовала это помещение для работы, и по факту это был склад семейных реликвий, а проще говоря, куча всякого ненужного хлама, который жалко выкинуть. Я не берусь даже примерно описать валяющееся там, но ходить по комнатам практически невозможно, всё барахло свалено кучами на полу. Открыв окно, мы вышли на некую веранду. Открылся вид на дворики внутри квартала. Дворики тоже очень маленькие, как и домики, имеют порой причудливую многоугольную форму. Соседи сидели на веранде за столом, и наши громкие голоса на незнакомом им языке ничуть их не смущали. А воздух-то, воздух такой чистый, с Москвой и не сравнить. И это – столица Бельгии!


6 августа 2008.

Булочная

Самый лучший завтрак – свежая слоёная выпечка, которую продают только по утрам. Мы всегда ходим в булочную в соседнем квартале, открывается она в 7 часов утра. Поскольку я не был уверен, что продавщица понимает английский (туристов в этом районе обычно не бывает), я поздоровался: «Bonjour», а дальше мои знания французского языка иссякли, и я стал показывать на булочки пальцем: «Ы – deux, ы – deux, ы – un». Таким образом мы накупили булочек на 8 € и с огромным удовольствием позавтракали дома.

Общественный транспорт Брюсселя

Брюссель – город не очень большой, но обладает густой и развитой сетью маршрутов городского транспорта. Это автобус, трамвай и метро. Они представляют собой единую систему, управляемую компанией STIB/MIVB. Для проезда используются билеты с магнитной полосой (точь-в-точь такие же, как и в Москве на метро и ТАТ, только появились намного раньше). Билеты едины для автобусов, трамваев, метро и электричек в черте города.

Метро Брюсселя представляет собой три линии: 1А, 1В и 2. Линии 1А и 1В соединяют между собой северную, восточную, юго-восточную и юго-западную части города, они имеют общий участок в центре, где по одним и тем же путям ходят поезда обеих линий. Линии 1/2 были открыты в 1976 году с «вилочным» движением от De Broukere до Beaulieu и Tomberg. В 1982 году открыта вторая «вилка» от Beekkant до Saint-Guidon на юго-запад и Bockstael – север. На станции Beekkant поезда линии 1А меняют направление движения. В дальнейшем обе линии постепенно удлинялись, и последний новый участок был открыт в 2003 году – линия 1В до станции Erasme. Линия 2 была открыта в 1988 году сообщением Simonis – Gare du Midi, к 2006 году продолжена дугой до станции Delacroix, и до замыкания кольца осталось проложить один перегон. По сути, она проходит под брюссельским «садовым кольцом», кольцом широких улиц, проложенных на месте бывших городских стен. О существовании стен и ворот в них до сих пор напоминают названия Porte de Namur и Porte de Halle (аналог нашим Тверской или Серпуховской заставам). Турникетов в метро нет, но аппараты для «компостирования» билетов стоят при входе. Всё рассчитано на совесть пассажиров, их самосознание, которое в Брюсселе развито достаточно сильно.

Как это ни странно, но север и юг города не связаны метро. Вместо него с севера на юг через центр города проходит линия подземного трамвая, соединяющая станции Albert и Gare du Nord / Noordstation. Она была открыта в 1976 году и продлена в 1993 году. По этой линии проходят несколько трамвайных маршрутов, соединяющих север и юг Брюсселя. Подземный трамвай в Брюсселе часто называют словом prémetro: в будущем его планируется перестроить под метро, как это было сделано и с уже существующими линями метро 1 (центральный участок) и 2: первая линия premetro была построена ещё в 1969 году. По будущим линиям 3 и 4 пока что всё ещё ходят трамваи, однако подземные станции достаточно длинные, чтоб вмещать метропоезда, боковые платформы имеют высокие участки в начале и конце платформы, а на участке Anneessens – Rogier помимо боковых низких платформ существовала неиспользуемая высокая островная платформа. Это всё говорило о возможности лёгкого переоборудования линии под метро. В 2007 году, однако, островные платформы были перестроены в низкие и используются для посадки, а боковые – для высадки пассажиров: трамваи Брюсселя имеют двери с обеих сторон. Очевидно, пока что открытие 3 и 4 линии метро лишь в далекой перспективе.

Сеть трамваев и автобусов очень густая, но схема общественного транспорта, продающаяся в любом газетном ларьке, составлена очень толково, и с её помощью ориентироваться совсем нетрудно. Она вывешена также на любой остановке, а оранжевой стрелкой всегда отмечено, где вы находитесь. Все автобусы и трамваи ходят по расписанию, опоздания редки. Расписание различно для будних дней, выходных, праздников, периода школьных каникул и других необычных для нас периодов, над расписанием висит календарь, с помощью которого можно определить, какое расписание действует сегодня. Интервалы движения редко превышают 20 минут, обычно 5-10. Самый редкоходящий маршрут – автобус 98, он ходит чуть ли не раз в час и только по будням. Он удобен разве что чтоб доехать до супермаркета Carrefour на окраине Брюсселя, да и то из-за неудобного расписания мы ездим более регулярно ходящим 50-ым автобусом.

Все остановки по умолчанию работают «по требованию»: для выхода обязательно надо подать сигнал кнопкой. Это меня ещё раньше удивляло, но сейчас, в принципе, это успешно вводится и у нас. Снаружи двери в автобусе открываются нажатием кнопки, в трамваях старых серий – прикосновением к вертикальной резиновой полосе между дверьми. Всё это вполне оправдано в Брюсселе, ибо на многих маршрутах, особенно на окраинах города, вне часа пик пассажиропоток очень низкий, и автобус или трамвай может ехать почти без остановок. Например, когда-то я катался на 54-ом автобусе в сторону Махелена, северо-восточного пригорода Брюсселя, так уже после станции Luxembourg в автобусе осталось два человека, и второй вышел через несколько остановок.

Маршрут 55-го трамвая я знал почти наизусть до Gare du Midi. От станции Calevoet он идёт по прямому chausse d’Alsemberg, взбирается на холм, где на площади «Attitude 100 / Hoogte 100» возвышается над уровнем моря на 100 метров церковь начала XX века в стиле «арт-деко». Площадь круглая, и улицы расходятся от неё «лучами». Трамвайные пути обходят церковь по кругу, и это единственная в Брюсселе наземная остановка с выходом на левую сторону. Здесь можно пересесть на 48 автобус, также останавливающийся недалеко от нашего дома. На следующей остановке, «Jupiter», можно пересесть на автобус 54, а также насладиться видом на Брюссель с холма.

[url=http://photo.discoclub.su/displayimage.php?pid=4498][/url]

Дальше трамвай уходит под землю на станцию «Albert», названную в честь короля Бельгии. Ещё 4 подземные остановки – и мы на Gare du Midi. Станция многоуровневая. Самый верхний уровень, над землёй, это железнодорожные пути с платформами. Уровень земли – это описанный ранее зал с кассами и магазинами, кроме того, там остановка наземных трамвайных маршрутов, автобусов и парковка. Под ним, на минус-первом этаже, огромный пустой зал с кассами метро. Отсюда можно спуститься на минус-второй и минус-третий этажи, каждый из которых – это кросс-платформенная пересадка с метро на подземный трамвай!

На один из подземных этажей мы и прибыли на 55 трамвае. Теперь надо было пересесть на 3 или 4 трамвай. Нынче по этим маршрутам пустили великолепные новенькие низкопольные составы, окрашенные под новый стиль STIB/MIVB. Они длинные, в них около 5 или 7 секций, между которыми можно свободно переходить, благодаря чему трамвай напоминает кишку. Внутри пахнет кожей и пластмассой. Помимо бегущей строки, которой оборудованы и трамваи предыдущих поколений, впервые следующая остановка объявлялась голосом. При этом, название не сопровождалось дополнительными словами «Следующая станция…» и «Осторожно, двери закрываются». Последнее не было необходимо, потому что при закрытии дверей раздавался резкий гудок. На трамвае мы доехали до станции «Bourse».

Прогулка по центру Брюсселя

Гран-плас, Гроте маркт – это Большая площадь. Так называется центр почти каждого города Фламандии. Брюссель, будучи исторически городом фламандского типа, также имеет центром Большую площадь или Большой рынок. Это была именно рыночная площадь, здесь в средние века осуществлялась торговля, и поэтому прилегающие улицы носят названия «улица Масла», «улица Мясников», «улица Пивоваров». На площади находится великолепные ратуша, готический королевский дворец и дома гильдий. Улицы здесь все пешеходные, а площадь является центром народных гуляний.

[/url]

[/url]

Из путеводителя Натальи-«Талюши» (talusha1.narod.ru): Гран Пляс хороша необыкновенно – брабантские кружева, только в камне! С одной стороны – Ратуша с высоченной кружевной башней, с другой – Дом Короля. Каре площади дополняют резные причудливые фасады средневековых домов. Есть мнение, что Гран Пляс – самая красивая площадь в мире. Это, как говорится, на вкус и цвет. Под портиком одного из домов находится статуя Эверарда Серкласа, героя борьбы между противостоявшими друг другу в XIV веке гильдиями и патрициями. В народе она известна как «Спящий рыцарь». Это аналог нашей собаки на станции метро «Площадь революции»: к скульптуре обычно выстраивается очередь желающих погладить её. Но к нашему приезду «рыцаря» закрыли на реставрацию.

Смежные с Гран-Плас улицы также достойны бесконечных прогулок, чем мы и занимались.





Слева направо: я, Катя, Вова


Через два квартала от Гран-Плас находится один из «символов» Брюсселя – фонтан «Писающий мальчик» («Manneken Pis»). Легенда гласит, что именно таким методом мальчик смог погасить огонь, предотвратив большой пожар. На фоне «Манекен Писа» стараются себя запечатлеть множество туристов. По праздникам скульптуру одевают в различные костюмы. Бесчисленные сувенирные магазины предлагают широчайший ассортимент брелоков, магнитов и прочих безделушек с писающим мальчиком. Пожалуй, самым впечатляющим сувениром будет штопор…



По центру Брюсселя мы гуляли, считай, весь день. Там есть что посмотреть: и главные святыни – романские и готические соборы, и просто фасады зданий. Пожалуй, один из самых впечатляющих готических храмов Брюсселя - Кафедральный Собор Святого Михаила и Святой Гудулы в Верхнем городе. Поскольку новых слов тут вряд ли можно произнести, цитирую путеводитель. «Он сразу привлекает внимание величественностью брабантской готики, двурогостью и некоторой недостроенностью. Удивительно, сколько в Бельгии недостроенных башен церквей! Строили «на века», да чтобы соседям было завидно, однако денег на постройку не всегда хватало до логического завершения шпилей башен… История Кафедрального собора Святого Михаила уходит корнями в далекие времена, когда между верхним и нижним городом здесь была заложена церквушка. В 1047 году герцог Брабантский Ламберт II переносит сюда мощи Святой Гудулы, и с этого момента церковь Святого Михаила и Святой Гудулы стала важнейшей церковью Брюсселя. Изначально здание было выстроено в романском стиле, которое к веку XIII было перестроено в стиле готическом.Основные части строились долго – до XV века".





Талюша: "Дворец Правосудия – здание совершенно титанических размеров. Строилось оно 20 лет (1860-1880) под чутким руководством архитектора Жозефа Пуларта в эклектическом стиле (ассиро-вавилонский набор, сдобренный греко-египетско-римскими мотивами), и в ту пору оно было самим большим зданием в мире – чтобы возвести такую махину, понадобилось снести несколько кварталов. Не иначе как на деньги, вырученные от эксплуатации Конго, построили".

Фото не моё:


От смотровой площадки перед Мамонтом открывается красивый вид на Брюссель».



Находясь у Дворца Правосудия, мы почувствовали необходимость пообедать. И первая едальня на нашем пути, привлёкшая внимание издалека своей красной вывеской, это «Quick» у станции метро «Louise / Luiza». Это что-то вроде нашего «Ростикса». Конечно, нормально тут не поесть, но искать не хотелось. Меню, конечно же, непривычное, но сориентироваться удалось быстро. Проблема была в другом. За кассами работали, в основном, выходцы из тех же Алжира и Марокко, и английский язык они не понимали. Я, как мог, объяснился своим скуднейшим французским (на уровне une, deux, trois, petite/large), помогло мне также произношение английских названий на французский манер («chicken» как «щикян» с ударением на последний слог). но объяснить им, что мы хотим чаю, мы не смогли. (На самом деле, горячий чай подают лишь в России.) Внимание: слово «фри» они не понимают, ибо по-ихнему картошка называется только «frites» («фрит»).

Устав ходить, мы решили посетить бар. Бельгия – одна из главных «пивных стран». Здесь производится больше тысячи различных сортов пива, причём они очень сильно различаются по вкусу. Продегустировать весь ассортимент нереально, но как минимум мы решили за каждое посещение кафе или ресторана пробовать новый сорт. И в каком-то баре недалеко от Gare Centrale мы попробовали пиво «Grimbergen». Бармен понимал по-английски. Рядом, за соседним столиком, оказалась русская семья!

Прогулку сегодня мы завершили, спустившись в метро на станцию «Botanique / Kruitduin» («Ботанический сад») линии 2. Мы ехали домой. потому что надо было сходить в супермаркет закупиться едой. Метро в Брюсселе строилось в 70-е – 80-е годы, и, естественно, по убранству станций нисколько не сопоставимо с московским. Практически все станции сделаны по типовому проекту с боковыми платформами и очень похожи друг на друга, отличаясь деталями декора. Преобладают "абстракции", примеры таковых – потолок станции «Bourse», украшенный сотнями изогнутых в разные стороны трубок, и опять же «Botanique».





Метропоезда старые и некрасивые, они алюминиевого цвета с оранжевым пластиком на торцах. Сиденья расположены по двое напротив друг друга. Кстати, вагон явно прошёл капитальный ремонт: я помню, что раньше сиденья были с «однопопыми» подушками, как в «Русичах», а сейчас – чистый пластик. Ускорение и плавность хода весьма неплохи. Станции расположены очень недалеко друг от друга, не больше полутора километров. До Gare du Midi доехали очень быстро. Там кросс-платформенная пересадка на 55 трамвай, и скоро мы были в нашем районе.

Здание Европарламента и вечерний Брюссель

Как студентка ИМО, Катя обязательно хотела посмотреть на квартал Евросоюза. Он находился у железнодорожной станции «Luxembourg» на востоке города. Ехать мы решили на 54 автобусе, который проезжает через центральные районы и напрямую нас доставит к Европарламенту. Заодно я повёз ребят смотреть великолепный вид с холма на остановке «Jupiter». Нам попался новенький автобус «Рено». Внутри висел плакат, рекламирующий полутораместные сиденья (!), расположенные над передними колёсами этого автобуса. Это инновация в мире общественного транспорта: на такое сиденье можно сесть взрослому с ребёнком или посадить двух детей.

54-ый – один из самых длинных и извилистых автобусных маршрутов. Именно из окна этого автобуса лучше всего знакомиться с неевклидовой геометрией улиц центрального Брюсселя с их крутыми подъёмами и спусками, резкими поворотами и брусчатой мостовой, заставляющей всех пассажиров прыгать вверх-вниз. Уже вовсю смеркалось, но в том и была идея, чтоб посмотреть на здание Парламента в ночи.

Здание гигантское, стекло-металл, а что самое интересное, его можно невозбранно фотографировать. Мы погуляли по внутреннему двору. Везде множество флагов и надписей на всех языках стран Евросоюза. За зданием находится вход в парк Леопольда, но там темно и страшно, мы туда не пошли.

Сев на отбалдозный автобус в сторону центра, мы помчались вновь по мощёным крутым улочкам. Это был длинный сочленённый автобус производства бельгийской фирмы Van Hool (до недавнего времени автобусы этой фирмы составляли 100% автобусного парка Бельгии), довольно старый, перекрашенный снаружи в новые цвета. Водитель безумно гнал по пустым в вечернее время улицам, мы едва не вылетали со своих мест, крепко держась за поручни. Приблизительно-примерно я оценил, где мы находимся, и «скомандовал» выходить. Мы бродили по улочкам и в конце концов вышли на Grand Place. Площадь была полна народу, многие сидели прямо на брусчатке и пили пиво. Мы тоже захотели выпить пива таким же образом. Я и Вова отправились на поиски, но в барах нам говорили, что на улицу выносить нельзя… А откуда брали пиво остальные люди? В конце концов мы просто купили в магазине, где хозяйничал старый араб, две бутылочки, «Hoegaarden» и «Palm» по 1-20€, и эти бутылки были с удовольствием нами распиты на Grand Place.

Домой мы возвращались на предпоследнем автобусе 48 маршрута, который следует напрямую от Биржи в наш район. Отправление в 23:40. Маршрут обслуживают, как и прежде, жёлто-синие автобусы Van Hool. Ночной Брюссель, чуть только мы отъехали от центра, был безлюден, движение на дорогах слабое, и мчался автобус так быстро, что на площади Attitude 100 забыл подобрать деда на остановке, которого водитель не заметил из-за угла. А ведь это предпоследний автобус, и если следующий тоже промчится мимо, деду придётся пойти пешком…



Часть 2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments