jarvi_railfan (jarvi_railfan) wrote,
jarvi_railfan
jarvi_railfan

Новомосковск (14 сентября 2008)

Дата: 14 сентября 2008

Участники:

dezmond_necros
jarvi_railfan

Маршрут:



Поездка на Новомосковскую детскую железную дорогу значилась в моих планах на ближайшее будущее, но стыковкой расписаний я ещё не занимался. Но случилось так, что независимо от меня идея съездить в Новомосковск пришла моему новому знакомому по livejournal.com Николаю Дезмонду dezmond_necros , и он предложил мне присоединиться. Ехать он предложил самой ранней «волной» через Тулу, то есть, выезд из Москвы около 4 утра. Ради этого надо было засесть на Курском вокзале с ночи, и, преодолев пассивное неодобрение родителей, я согласился. Спасибо Дезмонду, что он, житель Чертаново, согласился составить мне компанию в ночевке на вокзале, а не подсел в утреннюю электричку на Красном Строителе. Плюс он позвал с собой своего приятеля Анатолия, которого, я потом выяснил, я знаю по форуму «Казанские вехи», и он учится в МИИТе вместе с Александром Mr. Trainin trainnn .



Встречались мы на Курской после полуночи, Дезмонд подъехал чуть позже. Оба они носили железнодорожную форму, причём у Анатолия была только рубашка с погонами и «птичкой», а Дезмонд носил синюю куртку, а поверх надел косуху. На улице было очень даже холодно, я не пожалел, что взял шарф. Мы пошли гулять, но было холодно и скучно, поэтому мы завернули обратно к вокзалу. Ремонт был уже закончен, и вокзал сиял чистотой и новизной. Никто не стал препятствовать нашему входу, спрашивать билет, хотя есть слухи, что без билета в зал ожидания не пускают. Мы уселись на красные металлические кресла. Предстояло долгое ожидание.

Проходили транзитные пассажирские поезда до Санкт-Петербурга и обратно. Анатолий каждый раз выбегал смотреть на смену локомотива, Октябрьские ЧС2Т и московские ЧС7. В это время я болтал с Дезмондом. «Вот этот человек», – задумчиво сказал он мне, покуривая у входа в зал ожидания. – «Стал увлекаться железкой месяца два назад! Теперь для него прибытие каждого поезда – это событие!» Я отметил, что будучи в Вязьме 17 февраля я тое выбегал из вокзала на мороз смотреть на перецепку. Дезмонд не отреагировал. Он уже не раз водил и электровозы и электрички, а сколько километров наездился в кабинах локомотивов. Анатолий вернулся. «Ещё 2 с половиной часа до электрички», – заметил Дезмонд, взглянув на часы. «Я проголодался. Пошли дойдем до магазина».

Мы вышли на улицу. Ещё была открыта шаурмечная около Горьковских тупиков? Я впервые попробовал шаурму, оказалась довольно вкусная штука, однако о способе её приготовления лучше не задумываться… Мы вернулись в вокзал. «Ещё два часа до электрички», – сказал Дезмонд. – «Продолжаем сидеть». Народ в зале тоже скучал. А больше всего скучали охранники, раскаживающие по залу. Ночное дежурство утомляет, и хочется есть. И двое охранников наклонили автомат с шоколадками и чипсами и стали его трясти. Добыв таким образом перекус, они с грохотом водворили автомат на место. Народ безучастно за всем этим следил. А охранники следили за народом. Вон парень от скуки достал фотоаппарат и снимает интерьер со вспышкой. Нет, здесь запрещено фотографировать! Это же вокзал!.. Скучаем дальше. Ещё полтора часа до электрички.

Спать совершенно не хотелось. Более того, ожидание ничуть не утомляло. В неторопливой беседе мы провели ещё час. Наконец автоинформатор стал объявлять первую электричку на Захарово отправлением 3:43. Видимо, так скучно было автоинформатору, что она объявляла эту электричку чуть ли не каждые пять минут. Дезмонд сказал, что составы ТЧ-4 отстаиваются ночью прямо в тупиках на вокзале. Мы вышли на платформу. На самом деле, стало очень холодно, и я надел шарф. А Дезмонду было всё нипочём. Наученный опытом ночёвок на отдалённых станциях, он надел подштанники!

Вторую платформу вокзала теперь одурникетили, а раньше Курский вокзал был самым «халявным» вокзалом Москвы. Но нам это было не помехой, мы прошли в сторону Горьковских тупиков, где стояли железкинские ЭР2Р, и, спрыгнув с низкой 1-ой платформы, поднялись на вторую. Мимо проехал ЧС7 и, красиво покачиваясь на стрелках, собрался подцеплять скорый поезд куда-то на юг. К нашей платформе прибыл со стороны Каланчёвки ЭД2Т на Балашиху – единственный Перервинский маршрут на Горьковское направление. А на нашей платформе появился усатый мужичок в очках в форме ЦППК и открыл дурникетный павильон. В нём оказалось очень тепло, и мы с Толей тут же забрались внутрь, а Дезмонд остался снаружи, тихонько потешаясь. У дурникетов собрались зайцы и глядели, как бараны на новые ворота. ЦППК-шник пропустил горбатого старичка, а другого мужика, с велосипедом, послал брать билет. На нас внимания он не обращал.

Наконец подали наш состав на Серпухов, и это оказался ЭД4М-0008, 1998 год выпуска… Черт, какие же в нём жёсткие лавки, лишь немного мягче фанеры. Анатолий практически сразу улёгся на лавку, поёживаясь от холода. Дезмонд заботливо укрыл его своей косухой.

А мы не спали, а тихо общались. Это родное направление Дезмонда, и он знает всё наизусть. Вот станция Люблино, самая длинная станция Москвы – 4 километра. Здесь где-то за вагонами стоит «Лебедушка» – паровоз «Л», но его не видно. Люблино разделено на две части: Люблино-Северное и Люблино-Южное. Вот депо Перерва. «Сколько часов здесь проведено… всё облазил!» А вот портовая железнодорожная ветка в Курьяново. «А здесь я как-то водил ТГМ!» А вот станция Красный Строитель. Дезмонд рассказал, что с этого, в принципе, и началось. Он проводил часы, наблюдая за маневрами, а потом стал и в кабину проситься. Теперь он и сам умеет водить локомотивы, и остаётся лишь получить свидетельство (медкомиссия уже пройдена) – и мечта осуществлена.


Мы выехали за черту города Москва, и за окном уже тянулись леса, не было не видно почти ничего. Периодически ощущались резкие вибрации – Дезмонд говорил, что это пробуксовка колеса по рельсу. Может, от росы? Когда мы подъезжали к «Авангарду», электропоезд резко дёрнуло, свет в вагоне на мгновение потух, а потом зажглась лишь половина светильников. Похоже, где-то выбило предохранитель. Дезмонд забеспокоился, сможем ли мы нормально доехать до Серпухова. Смогли.

Когда подъезжали к Серпухову, я почувствовал, что мы перешли по стрелкам на неправильный путь. Учитывая схему станции Серпухов, не иначе, как электричка до Тулы будет стоять у той же платформы, но на правильном пути. Так и оказалось: напротив стояла ЭР2-1165. Дезмонд сразу вспомнил: «Да, эту электричку мы тоже собирали!» – когда они ездили в депо Тула и катались на ВЛ-23.

Внутри электрички, как и следовало ожидать, было очень холодно. Отопление в сентябре ещё не включают, а на улице +5. Лавки были мягкие, а рамы на окнах совершенно необычные, я такие раньше не видел. Дезмонд объяснил, что такие ставили при КР-2 в 90-е годы.
Мы сразу улеглись спать на лавках. Лучше всего было утеплённому Дезмонду, у него к тому же был второй свитер, который он положил под голову вместо подушки. А поскольку я надел всё тёплое, что взял, в моём рюкзаке остался один лишь зонтик, и спать на нём было очень жёстко. Мешал ещё и автоинформатор, невыносимо громко оравший над нами.

Где-то то ли на Тарусской, то ли под Ясногорском я очнулся от полусна. Было страшно холодно. За окном рассвело. Дезмонд мирно спал, а Толян то и дело ворочался и тёр коленки ладонями, чтоб хоть немного согреться. Я сел и стал смотреть в окно на красивые холмистые просторы Тульской области. В вагоне мы ехали совсем одни, лишь в Ясногорске сели пассажиры, едущие с утра в Тулу. Время близилось к 8 часам утра. Дезмонд тоже проснулся. Езда и холод стали утомлять, мы считали последние остановки перед Тулой: Хомяково, Байдики. Вот уже и 191 км, и стало видно ветку на Калугу, по которой как раз ускользнул красно-серый Д1, разминувшись с товарняком. А наша электричка прибыла на один из тупиков станции Тула-1, где уже стояла другая ЭР2 на Москву и наш Д1 на Узловую – Урванку, казавшийся маленьким, зажатым между двумя рижскими махинами.

Не фотографировали. Здесь бдительные менты. Мы поспешно прошли до конца платформы, перешли на другую и устроились в головном вагоне Д1 (по табличке это был Д1-499-1, но номер явно перебитый). Здесь, наконец, мы могли согреться, только для этого пришлось вправить перекосившуюся дверь в тамбур. Курящие в тамбуре заботливо её закрывали за собой. У окна напротив расположилась бабка с огромной сумкой, которая поинтересовалась у нас, много ли пассажиров едет в вагоне, не будет ли она мешать своим багажом, и в конце концов она переселилась на маленькую боковую лавочку рядом с дверями в тамбур.
Поехали. Прошла билетёрша. Ребята попытались воспользоваться наличием РЖД-шной формы, но на контролёршу это абсолютно не подействовало, и мы взяли билеты до Узловой. Почему-то контролёрша выписала нам общую квитанцию на 194 рубля, хотя заплатили 170.



Понемногу пригревшись, мы стали клевать носом. Дезмонд, сидящий у окна, так и уснул,



а я не спал, смотрел в окно. Даже выглянуло ненадолго солнце. Кажется, часть пути я всё же продремал, проснувшись где-то в Шварцевском. До Узловой уже оставалось совсем немного. Вот уже и Узловая-II, депо с рядом списанных вагонов от Д1. Но мы ехали в Новомосковск, и лишь сделали вид, что вышли в Узловой-I, а сами остались в тамбуре. Там было холодно и дуло, и после станции Бобрик-Донской мы вернулись в салон.



Однако билетёрша нас заметила и спросила, почему мы не вышли, и раз мы едем в Новомосковск, с нас ещё 30 рублей. Мы заныли, что у нас и так квитанция на 194 рубля. Дезмонд добавил, что может мы вернёмся в Узловую-I: дизель следует по Новомосковскому кольцу. А билетёрша потребовала 40 рублей за то чтоб прокатиться по кругу! В результате она ушла, махнув рукой. А мы вышли на платформе Новомосковская-I.





Город Новомосковск находится на самой высокой точке Среднерусской возвышенности – 236 м., здесь находится устье реки Дон. Название станции Бобрик-Донской сохраняет память о прежнем названии – посёлок Бобрики, позже переименованный в Сталиногорск, а в 1961 г. – в нынешнее название. Город Новомосковск возник вокруг гигантского химического завода «Азот», а также был центром добычи угля в Подмосковном бассейне. Но для рэйлфана город примечателен совсем другим. Во-первых, это островной участок электрификации Маклец – Новомосковская – Бобрик-Донской, где сооружены высокие платформы и ходит городская электричка. Этот маршрут часто называют Новомосковским кольцом, хотя полный круг Узловая – Бобрик-Донской – Урванка – Маклец – Узловая совершают только дизеля. А ещё в Новомосковске есть Детская железная дорога, цель нашего путешествия. Её мы и отправились искать, не задерживаясь на вокзале. Она находится в парке совсем недалеко от вокзала.

Анатолий видел узкую колею первый раз в жизни. Я – второй. Дезмонду, конечно, она была уже далеко не в новинку, он бывал и катался и в Рязановке, и на Васильевском мхе. Он отметил, что узкоколейка здесь «неправильная»: шпалы слишком ровные и не шатаются, и кривые сделаны из кривых рельс, а не прямых, как на промышленных узкоколейках. Мы пошли по путям в поисках депо и признаков движения. Светофоры горели, значит, автоблокировка работает. Нам встретилась платформа Пионерская, изрисованная и неухоженная.



Некоторое время пути ДЖД шли параллельно широкой колее Новомосковского кольца, а после поворота мы вскоре вышли к депо и увидели стоящий на путях тепловоз ТУ2. Подойдя ближе, мы увидели, что это главная станция, и тепловоз стоит «под парами» с составом из 4-х вагонов, ожидая отправки.



Подойдя к кассе, мы узнали, как нам повезло: сегодня последний день сезона работы ДЖД. Разумеется, мы сразу же взяли три билета по 40 рублей. В расписании поездов значились как «скорые», так и «пассажирские», но кассирша сказала, что они все «скорые». Мы поспешили на посадку, ибо отправление уже скоро. У входа в единственный открытый вагон «пионер» внимательно проверил наши билеты. Мы вошли внутрь маленького, словно игрушечного ПВ-51. Он был недавно откапитален, очень модно и красиво и, увы, не производил того сказочного впечатления, которого я ожидал от вагона настоящей узкоколейки. Помимо нас в вагоне ехали ещё две семьи с маленькими детьми.

Вот мы внутри поезда




Тронулись резко, и некоторое время продолжались рывки. Скорость не превышала 15-20 км/час, и вагоны очень сильно качало. «Пионер» попросил всех пассажировл приготовить билетики и, к нашему огорчению, собрал их в карман. Поездка длилась минут 5-10, скоро мы медленно вплыли обратно на станцию.

Дезмонд тут же свёл знакомство с машинистом – парнем нашего возраста. Они долго обсуждали вопросы узкоколеек, управления локомотивами, способы обмана скоростемера и КЛУБа… Я стоял, слушал их разговор, но от себя мне добавить было особо нечего.

Толян в кабине ТУ2


Попрощавшись со словоохотливым практикантом, мы отправились в обратный путь. Нам нужно было доехать до Узловой, чтоб успеть на дневной дизель в Ожерелье. Автобус был только через час. Анатолий уже давно мечтал о каком-нибудь «Роллтоне», и мы подкрепились именно им в палатке на станции. Видели мы и Новомосковскую электричку.



Скорость её, конечно, очень невысокая, но чувствуется, что автобусы в городе ходят ещё хуже.

Автобусы в Новомосковске






Наконец подъехал раздолбанный «ПАЗик» 123 маршрута, и мы погрузились в него на первое сиденье. Проезд стоил всего-навсего 10 рублей. Я попросил водителя дать билетик, и он дал мне их целую кучу – мало кому они нужны. Через 15 минут автобус отправился, и тут же надолго встал на переезде. Очередь автомобилей скопилась очень длинная. Так что пробок в Новомосковске нету, а вот переезды – есть.

Через полчаса мы были в Узловой и зашли в кафе «Гулливер» выпить чаю с булкой. Анатолий выпросил у меня фотоаппарат (своего у него нету) и пошёл на станцию фоткать РА-2. Дезмонд сказал, что Узловские машинисты очень бесятся, что каждые выходные их снимают многочисленные охотники за дизелями, что и в ЛОВД попасть здесь несложно.







К тому времени как мы допили чай, подали наш дизель, и мы сели. Это был уже РА-2, я ехал на нём третий раз. Народу набралось много, на каждой остановке входили ещё: дачники едут в Москву. Билетёрша на этот раз обратила внимание на железнодорожную форму ребят и сказала лишь: «А, вы в форме… а удостоверение небось не носите…» Ко мне это, однако, не относилось, и мне пришлось платить. Однако тётя вошла в пололжение, сказал: «Ну давай, ты «будешь» от Узловой-II», – а мы проезжали только Локопотивное депо. – «Тогда 24 рубля ты не платишь, 114, да со студенческим пополам – 57 рублей». Расплатившись, я устроился поудобней на жёстком и высоком сиденье и закемарил.

Толян:


В Ожерелье нас приняли на неправильный путь, хотя в прошлый раз было наоборот.





Народу было ужасно много, и билет в кассе купить не было шансов. Подали ЭМ2-011, грязный убитый хлам с сафоновскими лавками в некоторых вагонах. Дезмонд отметил, что расположение шкафов электрооборудования указывает на то, что вагоны были от «кругломордых» ЭР2.



Это была та же ускоренная электричка Ожерелье – Москва, которой мы ехали с Лисом. На этот раз ребята решили не надеяться на погоны РЖД, а устроить забег по платформе. Мне-то ещё было норм, с моими студенческими скидками, а вот финансовое положение моих спутников становилось угрожающе бедственным. Перебегали мы в Ступино. Однако бригада контролёров сопровождалась ВОХРой, которая нас спалила и легко нашла по красной куртке Толяна. Молодой белобрысый парень в синей форме сказал нам сквозь зубы: «Пройдёмте, оплачиваем проезд». Нас усадили на свободную (мягкую) лавку напротив спящего путейца в «желтухе». Мы сказали контролёрше: «Пришли сдаваться». Она оказалась добрая, пожурила нас, но сумма штрафа оказалась совсем недоброй: 156 рублей с человека. Дезмонд, стиснув зубы, заплатил до Павелецкого вокзала, я, показав студак, сунул сотню – с меня было 84 рубля до Коломенской. А Анатлоию ещё ехать в Переделкино, и денег у него просто не останется. Тогда он упросил тётку простить его «как своего». В конце концов он заплатил за меня 4 рубля, потому что у неё не было сдачи с моей сотни.

Несмотря на то, что электричка была ускоренной, дряхлый откапиталенный состав еле тащился. Дезмонд сказал, что им запрещено разгонять ЭМ2 выше 80-90 км/ч, иначе возникают вибрации, и вообще состав может рассыпаться. Спать уже особо не тянуло. «Тупец» лежал ничком до самой Москвы, почти не шевелясь. Вот надо было также нарядиться в спецовки и улечься ничком, может тогда контролёры нас и не тронули бы.

Дезмонд вышел в Бирюлёво, отдав свою штрафную квитанцию Толяну, чтоб он спокойно вышел на вокзале. А я сошёл в Коломенском, перешёл в метро «Варшавская» и сразу поехал домой. Закончилась очередная дальняя поездка, а так же я приобрёл новых знакомых.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments