jarvi_railfan (jarvi_railfan) wrote,
jarvi_railfan
jarvi_railfan

Минск - Международный фестиваль студенческих хоров "Папараць кветка" (30 апреля - 5 мая 2008) ч.6



Часть пятая - 3 мая 2008

Сегодня был самый поздний завтрак за эти 4 дня, в 10:00, и до десяти можно было спокойно спать. Наутро к нам зашёл Паша Некрасов и хриплым басом пожелал: «Доброго утра, други мои!» Проснулись Ваня и Паша С., и рассказали, что ночью было веселье напропалую, дискотека, бухалово. Паша С. прибавил: «Куда носило – там и пил!» Провожали поляков: они собирались уехать в полночь на своём автобусе, но в результате наши отпустили их только в три часа, устроив совместное распитие и песнопения. А потом опять сидели в холле, и туда пришёл Матюхов, принёс ещё водки, и они пели вместе с ним нестройным хором под гитару. Я жалел, что опять пропустил всё веселье, но по-прежнему плохо себя чувствовал.
После завтрака мы паковали вещи, и где-то в половине первого все уже собрались в автобусе, и мы выехали в Минск. Хоть Паша Некрасов утверждал, что после вчерашнего он не в голосе, это не помешало ему снова и снова вспоминать песни, которые мы ещё не пели в этой поездке. Так прошла дорога, и на вокзал мы прибыли около двух часов дня.

Сначала перед нами всеми стояла задача – положить вещи в камеру хранения (она же «камера захоўвання). Задача оказалась далеко не из простых: в кассу камеры хранения стояла громадная очередь. Но пришлось стоять: выбора не было. Во время стояния выяснилась система: ячейки почти все заняты, и за их освобождением следит специальная тётя, и она объявляет у начала очереди: «Свободны две ячейки!». Ячейки дешевле ручной камеры хранения на 300 рублей, поэтому тем, кому доставались ячейки, везло, повезло и мне. При покупке места в ячейке выдавались чек и две советские 15-копеечные монеты, служившие жетонами. Чек надо было показывать вышеупомянутой тёте, забирая вещи обратно. Я, получив чек и монетки, направился к открытой ячейке, забросил в неё рюкзак и стал лихорадочно соображать: надо придумать код, записать его, непременно записать номер ячейки… В это время я увидел Надю, девушку Глеба, она шла ко мне с сумкой, говоря, что ей сказали, что ячейка свободная есть, но она не может её найти. В моей ячейке хватило места и на её сумку. Я опустил монету в щель, и дверца захлопнулась. Вдруг мне стало страшно, что я неправильно записал номер и код, я перепроверил два раза, но страх не унялся: а вдруг эта адская железная система не сработает при открытии… В ручной камере было бы спокойней.

Итого, у нас на руках оказался чек на ещё одну ячейку, и мы решили подарить его кому-нибудь из наших. Свободная ячейка быстро нашлась, в неё запихали чуть ли не четыре сумки разом. Федя опустил монетку, но дверца не защелкивалась. Мы позвали тётю, и она, спустя минуту, убежденно заявила, глядя Феде в глаза: «Я вам скажу, в чем дело! Вы рубль российский туда затолкали! У нас механик регулярно их вытаскивает, когда ячейка ломается!» Мы стали возмущаться, ведь рубля мы не запихивали, но она махнула рукой и ушла. Мы по очереди стали стучать по механизму, а тётя вернулась и бросила ещё одну монетку. Она не звякнула, и тётя вновь повторила: «Вот видите! Застрял ваш рубль!» Она стукнула ещё раз, и вдруг из отверстия для возврата выпала монетка в 50 польских грошей. Тётка выхватила её, злобно торжествуя: «Это я, по-вашему, в Польшу ездила?!» Мы в свою очередь возражали: «Ну и не мы, мы вообще из России, откуда у нас польские деньги?» Тётка собралась уходить, но мы остановили её: «Дайте тогда нам ещё одну монетку!» – «Я ж вам уже дала!» – «Ну так вы её сами туда и бросили!» Механизм вновь получил по железному лицу и отдал обе 15-копеечные монеты. одну из которых мы бросили вновь, и инцедент был исчерпан.

Наконец, когда все положили таки свои вещи в «камеру захоўвання», все собрались на улице и автоматически поделились на компании, и я оказался вместе с Пашами, Яриком, Лёвой и Серёжей. Куда бы сходить, подумали мы, и решили, а не зайти ли в «Столицу» – посмотреть сувениры. Мы купили в киоске карту, сориентировались и дошли до площади Независимости. В «Столице» ребята купили в качестве сувенира газеты на белорусском языке «Минская правда» и «Звязда». Был там ещё и магазин подарков со всевозможными видами сувениров, но мне там ничего не приглянулось. Цены были – как в аптеке, например, 2190 рублей.

А потом мы отправились есть. Паша Некрасов уже расспросил местных на вокзале, где можно дешево и вкусно поесть, и ему отрекомендовали ресторан «Лидо» на площади Якуба Коласа, куда мы доехали одну остановку на метро. Это был «ресторан» из той же серии, что и «Му-Му», гибрид ресторана и советской столовой. Выбор был огромный, куда больше, чем в российском аналоге, и я взял себе: суп с курицей, шашлык из форели с варёной картошкой, блинчик с вишней и стакан кефира, и обошлось мне это в 20 тысяч рублей, и я не просто объелся, я даже не смог всё съесть. Так что это действительно очень дёшево и сытно, обед был просто великолепный, особенно после столовой в «Бригантине» с её лимитированными порциями.



А после ресторана уже пришла пора потихоньку двигаться обратно к вокзалу.
Надо сказать, денег белорусских у нас у всех осталось просто немерено, но менять на рубли было, в принципе, бессмысленно, а покупать оказалось особо нечего. Я решил пополнить свою коллекцию билетов на транспорт и купил в пригородной кассе билет до Радошковичей (к сожалению, там печаталось только количество зон, а название не указывалось), а в газетном ларьке – талончик на автобус. Покупая последний, я решил отсчитать 600 рублей без сдачи. Но за время пребывания в Минске у меня в кошельке скопилась нехилая стопка банкнот всех номиналов – была даже одна 10-рублевка, на которую не купишь и жвачки с картинкой. Я начинал отсчитывать раза три, но всё время сбивался, путался, и в конце концов плюнул и дал 5000-ную купюру, получив взамен ещё пачку рваных 100- и 50-рублевок, которую запихнул в кошелёк, решив, что привезу это в качестве сувенира.

Мы уже обошли весь вокзал, и ребята пришли к камере хранения, где был назначен общий сбор в 17:30. Время её было, и я отправился на пригородные платформы смотреть на электрички. Как я и ожидал, подвижной состав ТЧ-9 Минск-Сев. БЧ содержится в опрятном состоянии. Белорусские электрички отличаются от наших не только цветом – а они голубые-синие с белой полосой, как на вагонах метро.





«Сразу скажу, что все поезда, на которых нам довелось ехать, было гораздо более в лучшем состоянии, нежели подвижной состав в России. Даже новые российские электропоезда 1 – 2-годовой давности выглядят хуже белорусских». Так пишет знаменитый путешественник Сергей Кудряшов, и это правда. В салоне ни соринки, стёкла чистые, нет грязных следов несанкционированных объявлений, а в тамбуре нет ни одного матерного слова! Конечно, не Европа, но очень здорово. Я читал отзыв белорусского путешественника Дениса bZed Блища о наших электричках – в частности, Вязьма-Можайск. Понятно, почему он написал так. «Подали грязную зелёную колбасу. То бишь, электричку ЭР2Т семь-тысяч-какую-то, жутко неопрятную… Я нашел более-менее чистое место и не грязное окно (остальные оплыли какой-то желтой блевотиной)… Где-то на полпути в наш вагон зашел целый табор цыганок и цыганят, которые тут же начали галдеть, а дети выпрашивать мелочь. Этот бесплатный концерт тамошней самодеятельности я терпел минут 30, когда всё-таки решил ретироваться отсель и пойти в другой вагон. В другом вагоне зачем-то были выбиты стёкла, залетал снег и пили палёную водку мужики. Пришлось идти ещё дальше, где вагон был тёплый, снега не было, но водку всё равно пили».

Мне очень хотелось прокатиться на белорусской электричке, но времени не было, я отфоткал всё, что стояло, и вернулся к камере хранения. Там уже собрались почти все наши, вскоре мы получили назад свои вещи (на этот раз без особых проблем) и вышли на платформу. Там уже стоял наш поезд, принадлежал БЧ, и вагоны были синего цвета. Напротив у этой же платформы на одном пути стояли сразу две электрички, ЭР9Е-612 на Стаўбцы и ЭР9Т-717 на Тальку. Глеб тоже удивился: «Впервые вижу две электрички на одном пути!»
Я ехал в одном вагоне с Глебом, Надей, Катей Трифоновой, Наташей Грецкой и Пашей Соколовым. Вагон был старенький тверской, но внутри было потрясающе опрятно и чисто, хотя окна не открывались и было душно. Но это не проблема, в пути ещё надует в щели. Места нам достались не боковые, но у сортира, хотя, как оказалось, это не так уж плохо, только дверью хлопают постоянно.

Поезд этот тихоходный, останавливается на всех мало-мальски крупных станциях, на территории Беларуси Смолевичи (Смалявичы), Жодино (Жодзина), Борисов, Бобр, Толочин (Талачын), Коханово. В Оршу прибыли уже затемно – жаль, а я хотел пофоткать рижские дизель-поезда. Один из них таки стоял на соседнем пути, и я даже решил попробовать его щёлкнуть ну хоть как. Но в фотике сели батарейки, я выхватил телефон – он слагнул, и тут дизель тронулся и стал удаляться от меня! Я успел отметить, что это был ДДБ1. Ну а потом я вернулся в поезд и скоро лёг спать.

Пасмурным московским утром мы вползли на Белорусский вокзал. Поезд остановился, мы собрались на платформе и сделали последнюю групповую фотографию, а дальше направились кто куда. На Белорусскую-радиальную пошли довольно много наших, но в сторону Речного вокзала со мной ехала только виолончелистка Таня. Она ехала до Динамо, и один перегон мы с ней немного поболтали о всякой ерунде, а дальше я ехал один. Я был уставший, хотелось принять душ, а в институт ехать было впадлу, и я предпочел пробить первую пару.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments