jarvi_railfan (jarvi_railfan) wrote,
jarvi_railfan
jarvi_railfan

Минск - Международный фестиваль студенческих хоров "Папараць кветка" (30 апреля - 5 мая 2008) ч.5



Часть четвертая - 2 мая 2008

С утра я опять был свеж и полон энергии, встав в 9 утра. Ещё бы, я вчера проспал всё самое интересное. Сегодня, продрав глаза, Паша и Ваня рассказали, что наши блины пошли нарасхват, будучи единственной закуской к общенациональному напитку. Была дискотека, караоке, костёр по-пионерски. Паша утверждал, что он и Ярик, уже изрядно поднабравшись, прыгали через костёр – хотя никто в это не верил, ибо яма была больше полутора метров в диаметре.

Сегодня завтрак был в 10 часов, а после него начинался второй «мастер-класс». Игорь Гаврилович радушно нас приветствовал. Работая, он часто обращался к хормейстерам, просил их обратить внимание на те или иные методические приёмы. Нам всем очень понравилось петь под его руководством. Его объяснения были просты и понятны, а незнакомое и чуждое поначалу произведение запало глубоко в сердца, и исполнять его было огромным удовольствием.

Позади нас сидели рослые белорусские парни, и они оказались вторыми басами, то есть, самыми низкими голосами в хоре. Пели они просто здорово, а в финальном аккорде вместо «до» в малой октаве пели аж на октаву ниже. От этого звука тряслись кресла в зале, и звучало это необыкновенно потрясающе. Я, например, ниже «ми» в малой октаве ну никак не мог из себя выжать, да и «ми» слабенькая и неустойчивая.

После мастер-класса была репетиция в зале, на которой повторяли хорал Баха. Хотя мне Лена сказала «открывать рот», потому что я не учил это произведение вместе с ними, но за время репетиций здесь я уже запомнил начало и с удовольствием подпевал, сначала тихонько, а потом и во весь голос. Мне так нравились эти воздушные «Komm, komm», рассыпавшиеся по партиям и создававшие ритмическую основу, благодаря чему можно было бы обойтись даже без аккомпанемента. (Эх, вот если б сюда не пианино, а клавесин!) А Ваня всё пытался выпросить у кого-нибудь экземпляр нот. Его страшно беспокоило, как он будет открывать рот, не зная слов, а вдруг не попадёт, и это будет заметно из зала! Ноты ему дали, и даже дали красную папку. Для Вани концерты в Минске были первыми в составе хора, и красной папкой он разжиться не успел или забыл, и вчера выступал вообще без папки и без нот.

Концерт сегодня был в местном же зале, ещё худшем по акустике, чем в лицее БГУ, а фортепиано здесь было хоть и настоящим, но старым и потрёпанным. Коллективы объявляла Ольга Миненкова, названия хоров также дублировались проектором вместе со вчерашними (!) фотографиями каждого хора. Концерт открывали «Форс-Мажор», и их название сегодня стало символичным. Как только Надежда Бойко объявила «песню короля Генриха VIII», завизжала пожарная сирена. Зал зашумел, организаторы и фотографы засуетились, стали бегать вдоль сцены, в панике кому-то звонить по телефону. В конце концов, какой-то мужик крикнул, что кто-то курил в коридоре, сигнализация сработала на дым, но она отключится через две минуты. Зал успокоился, терпеливо дождался тишины, и тогда улыбающаяся Бойко объявила: «А следующим нашим номером будет… ещё одна песня английского короля Генриха VIII – “Past Time”!»

На этом концерте в зале присутствовали только сами хоры, ну и сопровождающие их друзья-родственники, так что задача виделась как раз в том, чтоб послушать других и себя показать. В этом отношении, на мой взгляд, нехорошо поступили поляки из «Ars Cantandi», появившись в зале перед своим выходом на сцену и так же под шумок исчезнув после выступления. Однако в плане мастерства, всё же, не могу их не похвалить: при относительно большом числе участников все партии звучали идеально ровно, как один голос, и пение было только акапелла.


"Форс-Мажор", Москва


"Кантус", Санкт-Петербург


Теологический университет, Минск


"Ars Cantandi", Вроцлавь


"Cantus Juventae", Минск


Вокально-хоровая студия МИФИ, Москва


Политех, Санкт-Петербург


Капелла БГУ, Минск


Выход руководителей коллективов

Завершало концерт выступление хоровой капеллы БГУ, и чувствовалось, что они, как «хэдлайнеры», не собираются укладываться в отведённые «планом» 12-15 минут, а сейчас «отожгут» по-полной. И вправду, они спели очень здорово и впечатляюще. Особенно эффектно звучала длинная итальянская песня, по моим прикидкам, продолжавшаяся минут 7-8. В начале песни шло длинное вступление, дирижировал его Александр Миненков. Оно было вроде бессловесное, там повторялось что-то вроде «фуни-кули, фуни-куля». И в паузе Александр неожиданно поворачивается лицом к залу и начинает петь сольную партию звучным «итальянским» глубоким баритоном, в тот же самый момент Ольга выходит из-за своей трибуны и перенимает роль хормейстера. Затем они меняются местами несколько раз, да ещё и тенор из второго ряда выходит с сольной партией, а в конце опять повторяется «фуни-кули, фуни-куля», и Александр уже стоит среди хора, дирижирует Ольга. А ещё у них в хоре есть негры, и когда объявили спиричуэл «I’m gonna ride», было очевидно, что тут-то негры должны себя показать, и вправду вышел чёрненький красногубый Майкл и «зажёг» с сольной партией. В общем, БГУ выступили великолепно, и мне лично очень понравилось, но и остальные коллективы тоже порадовали.

А после выступления своей капеллы Ольга неожиданно объявила выход Игоря Гавриловича Матюхова. Он поднялся на сцену и, догадавшись, что сейчас будет исполняться, сказал лишь: «Ну никак не ожидал, что придётся дирижировать это сегодня на концерте!» – И была исполнена на «ура» ставшая нашей любимой «Не рыдай…», а потом снова народные песни, а напоследок, опять без предупреждения, грянули студенческий гимн «Gaudeamus». Слов, к своему стыду, я почти не знал, но радовался всему, атмосфере, пению, рокоту белорусских «вторых» позади меня. Потрясающие чувства и впечатление надолго!

Мы шли к корпусу все в приподнятом настроении. Мы с Пашей Соколовым снова обсуждали вторых басов. Он сказал, что профессионалы ему говорили, что мы не басы, а баритоны, и это действительно так, тембр у нас более высокий, и высокие ноты петь много удобней. Но Паша считал, что при тренировке и мы с ним можем спеть ниже, чем «ми» малой октавы, и сейчас, пока мы шли, у нас понемногу стало получаться и «ми» и даже «ми-бемоль», но вместо «до» упорно выходил один лишь хрип.

А в коридоре музыкальная жизнь тем временем била ключом. Кто-то решил, что не зря перед отъездом мы учили русские народные песни, и затянули «Ой то не вечер». Все собрались по коридору и тут же распределились на партии, причём, больше, чем было в партитуре. По крайней мере я и Ярик пели разные партии – придумывали на ходу гармонии, а Паша Соколов, всё находясь под впечатлением от БГУшных басов, пытался петь самую нижнюю партию, но увы, тембровой окраски всё же не хватало. А я пел в своё удовольствие в своей высокой тесситуре и сам удивлялся, неужели это у меня так здорово получается? Видимо, распелся так распелся. Спели ещё и «В тёмном лесе», а потом уже стали потихоньку расходиться по номерам… но музыка продолжала звучать в ушах, и даже в скрипе дверей и гудению водопроводных труб слышалась Музыка, и казалось, весь мир был соткан из неуловимых нот и интервалов.


Часть шестая - 4 мая 2008

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments