jarvi_railfan (jarvi_railfan) wrote,
jarvi_railfan
jarvi_railfan

Categories:

Калуга – Вязьма (17 февраля 2008)

Очередной «сектор» поездки вокруг Москвы, тоже несложный в планировании, всего две пересадки. Не нравилось мне только, что придётся ехать экспрессом Москва – Калуга-I, а значит, ещё надо разбираться, где и как на него покупаются билеты. Ехать экспрессом вынудил меня график движения. Первая электричка на Калугу-I отправляется в 6:42, а экспресс – в 7:20, но прибывает он на полчаса раньше, а «зелёная» его пропускает по станции Нара и приходит уже поздновато, в 10:29, и на пересадку остаётся меньше 5 минут. Да и вставать в полчетвёртого утра ради того, чтоб ехать битых четыре часа в Калугу я не хотел. Вынуждают тратиться!


Встал я в пять утра, разлепив глаза, позавтракал, быстро собрался и в 6 часов был на остановке. Подошёл 443-й, я в него и сел. Метро до Киевской прошло в полусне. На вокзале я был в 6:50 и сразу прошёл к кассам дальнего следования. В единственную работающую кассу стояла очередь, и все брали билеты на калужский экспресс: до Балабаново, Малоярославца и Калуги. За мной тоже вставали люди и спрашивали: «До Калуги здесь?» Я отвечал, что здесь. Когда очередь дошла до меня, я спросил, действуют ли студенческие скидки. На станции Ожерелье я всидел объявление, что с 1 сентября по 31 декабря 2007 года студенческие скидки действуют как на пригород, так и на ПДС, причём на всех железных дорогах России. Меня интересовало, так ли это сейчас, в 2008 году. Кассирша не знала, она спросила у только что подошедшей коллеги, готовящейся открыть свою кассу. Они обсудили вопрос, и я был послан в зал пригородных касс. «Там справа есть окошечки, в них, может быть, дают студенческие скидки». Неуверенно, вытягивая шею, я заглянул в зал и убедился, что справа и вправду есть два окошечка под вывеской: «Билеты на экспресс Москва – Калуга-I – Москва». В окошечки были в очереди по несколько человек. Стоя в очереди, я рассмотрел обявление, что запускается экспресс до Переделкино, билет стоит аж 100 рублей! Непонятно, на что РЖД рассчитывает, кто будет ездить за 100 рублей, если на маршрутке до метро втрое дешевле…

Билет со скидкой [как оказалось, в 2008 году студентам предоставляются скидки только на пригород] мне продали без проблем. Возможно, тут какая-то муть со статусом поезда, «дальний» он или «местный». Времени уже было 7:09, я помчался в переход на 3 платформу. Это была платформа без турникетов, для поездов дальнего следования. У неё стоял ярко освещённый ЭМ2И. Двери были открыты не во все вагоны, с Выборга я к этому уже привык. Мой вагон был шестой, но войти пришлось через седьмой. Паспорт не смотрели, проверяли лишь дату поездки. Салон вагона оказался очень красивый, мягкие «самолётные» кресла. Народу было совсем немного, меньше половины мест. Номера мест были нарисованы простым чёрным маркером над окном. Я нашёл своё место, но там у окна сидел уже какой-то парень, а мне хотелось сидеть у окна. Тогда я выбрал себе место «по вкусу», памятуя опять же Выборгский экспресс, где проводницы говорили, что сидеть можно на любых свободных местах. До отправления всё равно оставалось меньше пяти минут, и никто не успел востребовать занятое мною место. Оно было очень удачным. Во-первых, по ходу движения. А во-вторых, было удобно смотреть в окно. Чего я больше всего не люблю в сидячих экспрессах – что расположение кресел не «синхронизовано» с окнами: иногда попадётся такое место, что смотреть можно только в стенку или в щёлочку между стенкой и спинкой впереди стоящего кресла. Так мы ездили в Ярославль в 1998 году, досталось неудобное место, но, к счастью, удалось поменяться местами с кем-то, кого не интересовал вид за окном.

Итак, в 7:20 калужский экспресс тихо отправился. Уже вовсю светало. Ехали быстро, московский участок пути промелькнул незаметно. Я сидел с правой стороны, так что мог видеть только боковые платформы. Мимо пронеслись Кокошкино, Крёкшино, «Победа» с депо «Апрелевка»…

Вот опять же что мне так нравится в ЭМ2, это печка. На улице было очень холодно, здесь же было тепло, и печка приятно жарила. Я прижался к ней и кайфовал. Промелькнул за окном 55-ый километровый столб, и я задремал, даже видел какой-то сон. Проснулся я, по-моему, когда проезжали по мосту Нару.

Первая остановка – Балабаново, спичечный город, потом через относительно короткие перегон – Обнинское и Малоярославец. В Малоярославце красивый вокзальчик, похожий по архитектуре и на другие вокзалы на этой ветке, например, Муратовка.
После Малоярославца я решил прогуляться в первый вагон посетить известное помещение. В пятом вагоне был бар, который не работал, висело объявление, что продукцию можно приобрести у тётки с тележкой. Последняя и в самом деле ходила по вагонам в самом начале поездки, но теперь её тележка стояла в тамбуре. Я прошёл дальше, аккуратно закрывая за собой стеклянные двери между тамбуром и салоном: меня самого уже успело задолбать, когда их не закрывают и из них дует. В тамбуре головного вагона была небольшая очередь. Над головами что-то ужасно электрически свистело, какой-то элемент новой системы управления. За время ожидания очереди этот свист мне очень надоел. Туалет был очень маленьким, и войти в него было очень сложно, так как открывающаяся внутрь дверь занимала всё свободное место.

Я вернулся в свой вагон и продолжал смотреть в окно. Оставшаяся часть дороги промелькнула быстро. Светило солнце, и после поворота на Муратовку оно стало светить в окно. Ну, дальше всё было знакомо, и скоро было объявлено, что поезд прибывает на конечную станцию Калуга-I. Народ вышел с сумками в тамбур. Против моего ожидания, открылись не все двери, и мне пришлось выходить через другой вагон. На улице было очень красиво, солнечно, но жутко холодно, и влажность нетипично для зимы была высокой: небо было застлано дымкой. Я поспешил в вокзал, но по дороге купил булочку с чаем. Внутри было тепло, я устроился в зале ожидания. Перекусив, я отправился к расписанию и выяснил, что вяземский поезд отправляется в 11:04, а не в 10:35, как указано у Александра Фетисова. Надо было ждать, и в ожидании я вышел на платформу. Готовился к отправлению в 10:45 РА-2 на Узловую, я его проводил, потом встретил «зелёную» из Москвы, на которой я мог поехать вместо дорогого (133 рубля с учётом льготы!) экспресса. После этого я сразу же побежал в вокзал греться. В зале ожидания на стене висели картины и плакаты с историческими сведениями. Я прочитал о Циолковском, который жил в Калуге и в честь которого стоит скульптура со спутником, о городах Калужской области. Полотняный завод, который я буду проезжать – место, связанное с Пушкиным, он бывал здесь не раз в имении Гончаровых. А также здесь расположена бумажная фабрика – только сейчас до меня дошло, почему на школьных тетрадках сзади писалось «Полотняно-заводская бумажная фабрика»!

Объявили, что дизель на Вязьму подаётся под посадку. Я и другие пассажиры собрались на платформе. Из разговоров я понял, что многие садятся в первый вагон, потому что он теплее. Об этом я уже читал на форумах. Подъехал Д1, его головной вагон имел высокий номер 744, а салон был белого цвета и, кажется, поновее, чем в 500. Я устроился у окна с левой стороны. Через минуту я ощутил оборотную сторону «медали» Д1: в головном вагоне сильно гудел дизельный двигатель, и спустя некоторое время от этого звука у меня разболелась голова. Ничего, подумал я, зато здесь должно быть тепло. На самом деле, изнеженный печкой ЭМ2, тепла я особо не ощущал. Только непосредственно прикоснувшись к коробу отопления, я убедился, что он слегка тёплый. В прицепной вагон я даже не решился идти, впрочем, главным образом из-за того, что моё место могли занять.

Дизель отправился. Первая остановка – Азарово, пригород Калуги. Как ни странно, какой-то парень здесь вышел, а я думал, что сюда небось обычно на автобусе ездят, ну или на московской электричке в крайнем случае. Село довольно много народу, свободных сидячих мест осталось мало. Молодёжь периодически выходила курить в тамбур, к счастью, они старались закрывать дверь. На перегоне до Садовой Д1 разогнался нехило, я даже не думал, что он на такое способен. В Муратовке, как я и ожидал, прибыли на среднюю низкую платформу, к вокзальчику. На табличке были указаны направления: на Калугу и на Вязьму.

На форуме писали о том, что ветка до Полотняного завода электрифицирована, и даже предлагали пустить прямые электрички из Москвы. Электрификация была, и немного странно ехать на дизеле, хотя над головой контактная подвеска. Скорость поезда уже был меньше. До Полотняного завода доехали где-то за 40 минут (считая от Калуги), как мне показалось, хотя мне казалось, что это очень близко. Между станцией Шаня и Полотняным тянулись какие-то заводы с подъездными путями. Сам посёлок Полотняный завод ничем примечательным из окон поезда не показался. Здесь вышло много народу, чуть меньше вошло. Я пересел на правую сторону, потому что платформы в основном были справа. На однопутке никогда не угадаешь, куда садиться, чтоб на платформы с вокзальчиками посмотреть.
Кстати, об оплате проезда. Билет на вокзале я не брал, надеялся получить билетиков. Но тётки, вошедшие в наш вагон в Азарово, выписывали только штрафные квитанции с услугой, тщательно сверяясь с таблицей тарифов. А после Полотняного в вагон пришла другая тётя и сказала: «Кому нужны билетики?» Я чуть не ответил: «Мне!», но 100 рублей за поездку я уже выложил. А тётя обилетила пассажиров, севших в Полотняном заводе, причём, как мне показалось, цены она определяла «на глаз». Ко мне она не подошла. А то на форуме рассказывали страшные истории про контролёров на этих дизелях, которые «забывают» вас и обилечивают каждый раз «заново». На форуме даже предлагались разные советы, как избежать повторной оплаты проезда. Здесь же было всё нормально, тётя ходила несколько раз, но меня не трогала. «Выбивать» деньги из некоторых пассажиров – непростая задача. Тётя долго препиралась с компанией парней с пивом, ехавших с Полотняного. Чем закончилось, я не видел, они сидели в другом конце вагона.



Говáрдово – первая станция, по которой оборачиваются дизеля из Калуги. Здесь тоже вышли многие пассажиры. Билетёрша разбудила клевавшего носом деда напротив меня со словами: «Просыпайтесь, а то проедете! Сейчас Говардово!» Дед закивал, но не вышел, ехал дальше. На нём были очки, делающие его похожим на библиотекаря Плейшнера из «Семнадцати мгновений весны».

После Говардово была уже совершеннейшая глухомань. Маленькие о.п. имели короткую, на полтора вагона, узкую платформу и два-три покосившихся деревенских домика. На станции Мятлевская был вокзальчик, но он был заколочен, и к его входу был грубо пристроен навес для ожидания, как на автобусной остановке. Здесь мы стояли дольше обычного; как я и ожидал, причина была во встречном поезде. Им оказалась АЧ2. Интересно, а везде в Калужской области АЧ2 ходят «на пару» с Д1? В Алексин – точно, да и в августе 2007 г. мы с Лёхой видели АЧ2 до Говардово.

Проехали маленький посёлок Износки, ещё одна оборотная станция дизелей. После Износок путь стал совсем плохой. Скорость дизеля не превышала 20-30 км/ч. На платформе я видел плакаты с надписью «Охота по лицензиям», а в Кошнянах увидел и охотника с лыжами. Вот это да, такого у нас в Московской области не встретишь, и охотники для нас – какие-то абстрактные, существующие в каком-то другом мире герои сказок и стишков типа «вышел зайчик погулять». А на остановке Засецкая я видел пасеку.
В Тёмкино кончался маршрут ещё одной или двух пар дизелей из Калуги. Посёлок тоже небольшой, как Износки. Вышли, по-моему, все, кто был в вагоне, включая «Плейшнера», а взамен вагон заполнился преимущественно молодёжью, ехавшей в Вязьму. Они болтали, смеялись, слушали попсу на мобильниках.



Это была уже Смоленская область. Здесь мой атлас кончался, и чтоб отслеживать маршрут, я обратился к висевшей на стене вагона схеме. В предыдущих дизелях я таких схем не замечал. Она называлась «Схема обращения пригородных поездов Тульской дирекции Московской железной дороги», и центром карты были Тула и Узловая, то есть дизель был стопудово приписан к Узловой. Изучив схему, я нашёл станцию или остановку имени себя – Пыжовка. В моём железнодорожном атласе она была указана неверно: «Пыжевка», но на этой и на схеме на Калужском вокзале она писалась именно «Пыжовка». Я внимательно смотрел в окно, считая остановки, чтоб не пропустить «свою». Но, к сожалению, таблички с названием я не углядел. Это был глухой-глухой о.п., рядом были два домика и всё, вокруг лес.

Километры шли на убыль: 21, 10, потом станция Вязьма-Брянская, уже виднелись трёхэтажные панельные дома. Дальше были о.п. 5 и 3 км, а потом показался главный Смоленский ход, и мы прибыли на низкую островную платформу станции Вязьма.



Я вышел из дизеля и огляделся. У третьей платформы стояла московская ЭР2Т-7137, за ней – куча товарняков. Я перешёл на первую платформу. Вязьма – станция стыкования переменного и постоянного токов. Интересно, с какого пути ходят электрички на Смоленск? Я прошёл в сторону Москвы – там виднелось что-то зелёно-оранжевое. Там была ещё одна низкая платформа, и у неё стояла она, ЭР9П-К-209.



Переменнотоковая электричка с круглой кабиной. Я полюбовался на неё спереди, обошёл о стороны, надеясь узнать год производства. Заводская табличка была снята. С удовлетворением я заметил «глухое» окно на втором вагоне. Индекс «К» означал, что состав прошёл капитальный ремонт. Я отметил, что оранжевые полосы были на кабине, но также ярко-оранжевым был выкрашен обод прожектора.

Чуть ли не бегом я вернулся в вокзал: на улице было жутко холодно. По пути я отметил указатель в сторону ЭР9П, гласивший «Ржевская платформа, путь №7», то есть туда прибывают поезда из Ржева.



Вокзал изменился с момента моего прошлого приезда. А именно, внутри был проведён неплохой ремонт. Везде были установлены красивые коричневые двери с металлическими ручками, а окраска стен стала бледно-розовой. Как и в Калужском вокзале, здесь залы тоже были украшены картинами. Одна из картин изображала Вязьму XIX века, а напротив был изображён новый микрорайон.

Я изучил расписание. Пригородные были рассортированы по непонятному сперва принципу, а потом я пригляделся: сортировка была по направлениям: на Фаянсовую, Калугу, Ржев, Смоленск, Москву. Напротив висело расписание ПДС. Изучив его, я узнал, какие поезда прибудут в ближайшее время. Мне надо было как-то занять время до электрички на Москву в 18:51, то есть около двух с половиной часов. Изначально я планировал в это время прогуляться по городу, в том числе посетить памятные по 2005 году места. Но уж очень сильный был мороз на улице, гулять я не хотел, да и мне было любопытно посмотреть, как меняют локомотив. Прибывал поезд Брест – Москва. Я вышел на платформу. Поезд прибыл ко второй, низкой платформе, его вёл электровоз уже виденной мною в Узуново серии ЧС4Т. Остановившись у платформы, электровоз опустил пантограф, при этом между ним и контактным проводом проскочила сильная искра. 25 кВ, всё-таки. Помощник отсоединил шланги с воздухом от вагонов, отчего по всему составу пронёсся скрипучий «вздох», который я всегда слышал, путешествуя на ПДС, но не знал, из-за чего он происходит. Затем электровоз снова поднял «рога» и медленно отъехал в сторону. На другом пути уже поджидал бело-голубой ЧС7, и как только «четвёрка» свернула на соседний путь и диспетчер переключил стрелку, «семёрка» тронулась навстречу вагонам. Как я не вглядывался, не заметил каких-либо изменений в контактной подвеске, то есть, по одним и тем же проводам подаётся то переменный, то постоянный ток. Электровоз резко затормозил за метр до вагонов, потом небольшими рывками начал двигаться ближе и, в конце концов, прицепился, при этом состав слегка качнулся.

Всё, в этот момент я жутко замёрз даже будучи в капюшоне и пошёл греться в зал ожидания. У входа в вокзал скопилось много народу, все чего-то ждали. Я вошёл внутрь и убедился, что скоро отправляется электропоезд на Смоленск. Как я и ожидал, с Ржевской платформы подъехала ЭР9П-К-209 и встала у первой высокой платформы. В составе было 6 вагонов, на бортах было указано: «СДПП», что я расшифровал как «Смоленская дирекция пригородных перевозок». Народ столпился у края платформы, ожидая открытия дверей, и я присоединился к ним. Я вошёл в вагон вместе с остальными, как будто мне надо было ехать в Смоленск. Внутри салон был чистеньким, приятным, стояли фанерные лакированные лавки. Не зря он называется «К»! Я прошёлся по вагону, потом вышел. Почти у каждого вагона кто-то с кем-то прощался, и у дверей моего вагона парень провожал девушку. Стоять на платформе было холодно, и я пошёл греться. Грелся я до тех пор, пока не объявили отправление электрички. Я вышел на платформу. Прощания уже были завершены, и в вагонах оживилась «железная леди»: «Следующая остановка – Старая деревня. Осторожно, двери закрываются. Выход из первых трёх вагонов». Нигде я такого не слышал, чтоб объявляли, что платформа короче, чем поезд. (А где я мог слышать? В Питере (Ораниенбаум), в Калужской области, на ветке Узуново – Рыбное. А как объявлялись остановки на ветке Слюдянка – Иркутск в 2001 году, я не помню. Когда же она появилась у нас на Рижском направлении?) Электричка быстро набрала скорость и скрылась из виду.

Я вернулся в вокзал. Теперь надо было ждать прибытия «Янтаря» Москва – Калининград. Он прибывал в 17 с чем-то, а отправлялся чуть ли не позже московской электрички. Я сидел в зале ожидания, слушая, как ругает весь мир какая-то надоевшая всем бабка. Когда поезд прибыл, я надел капюшон, укутался потеплее и стал наблюдать отцепку локомотива. ЧС7 отъехал в сторону, а ЧС4Т прицепляться не спешил. Я мозолил глаза помощнику, он пару раз зыркнул на меня, а тут как раз объявили посадку на московскую электричку. Я поколебался, но пошёл таки через мост на 3 платформу. Открыли двери, и я устроился в моторном вагоне, подыскав себе местечко у окна почище. Да, это не ЭМ2, здесь ноги не особо погреешь, но деревянные «сафоновские» лавки подогревались снизу, так что заду было немного тепло. Окна, как всегда, грязные, ненавижу. Вагон постепенно заполнялся пассажирами, но такого обилия студентов, которые ехали со мной в предыдущий раз (а это был тот же шестичасовой вечерний поезд) не было. Заняты были даже не все сидячие места.

Практически сразу, как только мы отъехали, стемнело, и смотреть в окно стало бесполезно. Я считал остановки, потому что объявления машиниста разобрать было нереально. В вагон ввалилась большая компания парней с брезентовыми рюкзаками и сумками, возглавляемая сорокалетним мужиком, судя по всему, отцом кого-то из парней. У него был страшно прокуренный монотонный низкий голос. Это были торговцы, и даже вспомнил их по прошлой поездке. Они разошлись по вагону, предлагая пассажирам пиво, соки, сухарики и прочую ерунду, причём товар у них был распределён между всеми. Они громко перекрикивались: «У тебя аква-минерале есть?» – «Ща посмотрю! Не, не осталось!» – «Возьми у меня!». Они несколько раз проходили через мой вагон, каждый раз создавая страшную суматоху и поднимали шум. Я уже не мог на них смотреть без смеха, так меня забавляла их перекличка! «Дай мне сок! Яблочный! Простите, что вам? Не, не яблочный, апельсиновый!» – «Уже кончился!» – «У Петяна возьми!» – «Где вторая сумка?! Давай быстрее!» – «Всё, все готовы? Пошли в следующий вагон!»

Пришла молодая злобная контролёрша. Я показал ей билет, ехал законно. А вот какого-то алкаша она таки выгнала в тамбур, чем закончилось – не знаю.

В Гагарине была ломовая посадка. Вагон мгновенно заполнился. Поезд отправился и тут же резко остановился. Машинист рявкнул по связи: «Закрой стоп-кран, придурок!» Через минуту отправились.

Когда подъезжали к Бородино, клан торговцев вернулся в наш вагон. Мужик посмотрел все рюкзаки и подытожил: «Итак, до Бородино мы продали половину товара. Постой, а эта сумка откуда? Это откуда?» Тем временем поезд уже остановился на Бородино, и они поспешно слезли вместе со всеми своими рюкзаками.

В Можайске произошёл большой пассажирообмен. Дальше начали пропускать остановки, в том числе и Партизанскую, где находится дача Вована. Почему-то огромное количество народу вышло в Тучково, причём они не пересаживались на другую электричку, а шли куда-то на мост.

В вагоне появился ещё один забавный торговец. Это был эксцентричный дед с бородой. Он начал с того, что с размаху приклеил на стенку у тамбурных дверей большое самоклеящееся панно из полиэтилена, на котором была изображена девушка на пляже. Он громко объявил, что у него есть разные панно, вертикальные и горизонтальные, с природой, с автомашинами, с «дамочками» – приобрести последнюю категорию он отдельно призвал мужчин. Он прошёл по вагону, и одна женщина попросила горизонтальное панно с природой. Он стал рыться у себя в сумке, извлёк целую стопку, через несколько минут нашёл таки природу, но панно оказалось вертикальным. Тогда он, не смутившись, предложил «оставить заказ» до следующей поездки: «Я здесь всегда, подходите!» Женщина всё же купила какое-то другое панно. А дед уходить не стал. Он предложил всем «просветиться» и купить у него карманное издание Омара Хайяма. «Откройте на любой странице – и вы сами всё поймёте! Что, никто не хочет просветиться? У всех всё есть? Ну, вы счастливые люди! Тогда я заодно поздравляю вас с Новым Годом…» – февраль на дворе! – «…И хочу пожелать, чтоб этот год вас не растоптал так, как растоптал некоторых прошедший…» И он стал нести какой-то бред, из которого я ничего не понял, как, видимо, и остальные пассажиры. И после этой речи он сказал: «А теперь предлагаю мороженое!» Но никто из пассажиров уже не решался брать что либо у этого чудака. Он повертелся, пожал плечами и убежал в следующий вагон.

В Голицыно я был удивлён: там установили турникеты. Вполне возможно, что это самая дальняя от Москвы отурникеченная станция. На другой стороне платформы стояла электричка относительно редкой серии – ЭД4-0006 приписки Перерва. Их было построено всего ??? в 1996 – 1997 годах, потом завод перешёл к строительству ЭД4М, поставляемых и в нынешнее время на железные дороги страны.

Итоги поездки. Я так долго её откладывал из-за казавшейся неинтересности: всего-то две пересадки, к тому же оба радиальных направления я уже «обкатал». Но тем не менее, поездка удалась, было очень интересно, и пусть даже Д1 я видел не впервой, я был вновь полон свежих впечатлений.

[Рассказ закончен 17 марта 2008 г.]


Tags: Вязьма, Железная дорога, Калуга, дизель поезд, экспресс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments