jarvi_railfan (jarvi_railfan) wrote,
jarvi_railfan
jarvi_railfan

Category:

Узуново - Рязань (5 февраля 2008)

Понедельник я посвятил отдыху, Интернету и приведению себя в порядок. А уже на следующий день решил отправиться в очередной сектор большого путешествия вокруг Москвы. Это участок Узуново – Рыбное, электрифицированный, как было указано на Суперкарте сайта parovoz.com. Планирование поездки было нетрудным, всего-то две пересадки. Но выезжать пришлось очень рано: электричка на Узуново отходила с Павелецого вокзала в 7:35.


Вставать мне пришлось около 5:30. Я вышел из дому, еле разлепив глаза, около 6:00. На улице было темно и тихо. Пропустив две «тройки» и троллейбус, я сел в 443-й и вскоре, без пробок и задержек был на «Речном вокзале». Полчаса сна в вагоне метро на любимом месте в углу, вот и «Павелецкая». Вокзал уже знакомый, мимо дверей в зал пригородных касс я не промахнулся. Но оказалось, что в столь ранний час работают только кассы, расположенные за углом, в специальном закутке. Билет уже со скидкой стоил около 100 р.

Было ещё только 7 часов. Узуновской не было даже на электронном табло. Я отправился гулять по платформам. Было ещё совсем темно, как ночью, рассвет только назревал на горизонте. Я прошёлся вдоль электричек, следующих до Бирюлёва и Аэропорта, составы ЭМ2 и ЭР2-К. Дойдя до конца платформы, я спустился на наземный служебный переход и побродил там. Объявили мою электричку, но номера платформ с той стороны не висели. Однако я отследил, что на одну из платформ сразу после объявления поползла чёрная толпа, и заключил, что это и есть нужная. Так и оказалось, через несколько минут со стороны области показалось «солнце» прожектора, и к платформе подкатил состав ЭМ2-014. В нём было два «тёмных» вагона (без света), и в одном из них я поехал. Во-первых, это круто ехать в «готичном» вагоне , во-вторых, он был чётным моторным, и в нём не было раздражающего звука компрессора. А в-третьих, так будет удобней смотреть в окно. Последнее преимущество скоро потеряло значение: я сидел с восточной стороны, и скоро рассвело. Погода была ясная с небольшой облачностью. Печка жарила, как я и ожидал, и мне это нравилось, я даже прижался к ней. До Домодедово я не спал, смотрел в окно на просыпающуюся Москву и пригород. В Домодедово я мысленно поприветствовал уже виденную мной электричку, которая отошла около 7:00. Дальше я отметил, что правый путь отклоняется от главного хода, и состав делает кратковременную остановку. Эту остановку я замечал и в предыдущие поездки, но сейчас увидел, что там есть короткая платформа и вход в депо.

После Взлётной меня стало клонить в сон, и я поддался этому чувству и подремал до Жилёво. Солнце было уже довольно высоко. Напротив меня сидели две женщины. Они обсуждали расписание электричек, неоднократно упоминали название станции Столбовая. Я прислушался к их разговору, пытаясь отгадать род их профессиональной деятельности, и понял, что они работают маляршами на железной дороге. Они вышли в Ожерелье. Народу и так осталось мало после ступы и Каширы, а в Ожерелье осталось очень мало тех, кто ехал из Москвы. Теперь напротив меня поселились белокурая девица с мобильником и бутылкой пива и сорокалетний алкаш. Девица позвонила по мобильнику, сообщив, что только выехала из Ожерелья, а потом сидела, потягивая пиво. Алкаш всё на неё поглядывал, а потом сказал: «Что ж ты пьёшь-то одна, давай вместе выпьем!» Девица оглядела его и неожиданно для меня сказала: «Давайте!» Мужик достал из-за пазухи початую поллитровку водки, они чокнулись бутылками и выпили. Потом девица произнесла: «Надо бы покурить», – и они вышли в тамбур. Такая манера поведения мне была несколько удивительна, но я находился не в Москве, а в самом дальнем углу Московской области.

Девка вышла в Богатищево, а мужик начал копаться в своём новеньком мобильнике, купленном, вероятно, женой или родственниками. Он не попадал пальцами по кнопкам, куда-то позвонил: «Ало… Игорёк? А, Вовка… А я Игорьку звонил… Ну ладно…» Он пробормотал в трубку ещё что-то бессвязное, а потом обратился ко мне: «Извини... набери мне брата. А то я в этой хуйне не разбираюсь…» Я взял его телефон и нашёл в списке вызовов номер, подписанный «БРАТ» и набрал ему. «Алло? Игорёк, здорово! Ну что, я еду! Встречай по полной программе! Как обычно!.. Щас в электричке, потом на автобус…» Договорив, он поблагодарил меня, потом ещё долго нёс какую-то бессвязную чушь, из которой я понял лишь: «Ты уж извини, что я бухаю… Я после работы… Я всегда так… Ты не в Пруды едешь, нет?» Я помотал головой.

Пруды – он имел в виду Серебряные Пруды, райцентр. Изучая карту Павелецкого направления, я отметил, что до Серебряных прудов московские электрички не доходят. Узуново – маленький посёлок, а Серебряные Пруды – ещё меньше. Вот, как я теперь узнал, люди пересаживаются на автобус, вместо того чтоб воспользоваться местной электричкой.

Участок Ожерелье – Узуново, как я прочитал на одном сайте, посвящённом электропоездам, был переведён с переменного на постоянный ток контактной сети, что является прецендентом, поскольку у переменного тока есть ряд экономических преимуществ. Для переменного тока нужно меньше подстанций и один контактный провод вместо двух, и многие железнодорожные узлы, например, Иркутский и Мурманский. Случай же Узуново другой, и даже не запуск прямых электричек из Москвы был основной причиной, а главное – позволить товарным составам обходить Московско-Рязанский радиус через Павелецкий, а затем по ветке Узуново – Рыбное без смены локомотива. Это создало, вероятно, некие неудобства жителям Серебряных Прудов, до которых электрички из Москвы не доходят каких-то 15 км.[Дополнено 6 июля 2008]
Платформы здесь были высокие, но короткие и халтурные, а под ними виднелись остатки низких. Переделано было наспех. Меня удивило, что хотя везде дорога двухпутная, участок Ожерелье – 121 км однопутный. Объяснения этому я так и не смог придумать.

Подъезжая к Узуново, я старался уловить следы непривычной для меня системы тока. В самом деле, появилась контактная подвеска с одним проводом и куча локомотивов ЧС4Т красного цвета с красивой надписью «Россошь». Узуново оказалось довольно большой станцией. Пути были заставлены товарняками. Я сходил в небольшой вокзальчик, только что отремонтированный, двери вешались как раз при мне. Ничего интересного я там не обнаружил. По станции прошло объявление, что пригородный в сторону Павельца проследует лишь до Михайлова. Его время отправления было 10:50, а моего рязанского – 10:58, и я решил всё-таки найти сначала свою электричку. Её я увидел только поднявшись на переходной мост. Зелёно-салатовый ЭР2-1336 депо Раменское, фирменная окраска Казанского и Рязанского направлений. Внутри было довольно культурно, сиденья мягкие, видимо, ремонт был. Народу немного, часть из них – железнодорожные рабочие в спецовках. Пригородный на Михайлов я разглядеть не смог из-за стоявших на соседних путях товарных вагонов.

Отправились по расписанию, сразу после конца станции путь свернул вбок. Это была однопутка, но насыпь и столбы КС для второго пути имелись, возможно, он был разобран. Остановки объявляла «железная леди»: «Следующая остановка – разъезд 12-го километра. Осторожно, двери закрываются». Въехали на разъезд, сбавив скорость. Кто-то из пассажиров сказал: «На боковой загнали…» ЭР2 тащился по длинному разъезду на предельно маленькой скорости несколько минут, затем остановился. Народ скучал, уткнувшись в газеты. Проехал, наконец, встречный товарняк под ВЛ-10, потом отправились и мы, вновь остановившись у жёлтенького домика. Вышли путейцы, двери были открыты на правую сторону, и платформы я не видел. «Железная леди» объявила следующую остановку. Платформы ухоженные, таблички «фирменного» дизайна. Никто не выходил и не садился, хотя тропки по снегу от каждой платформы до деревни были.

За два часа езды поезд проехал несколько абсолютно одинаковых низких платформ. Никто не выходил, кроме одной бабки в железнодорожной форме. Разъездов больше не было, была только станция Макеево, где встретился ещё один товарняк.



Впереди по правую сторону уже виднелись городские дома – вероятно, это город Рыбное. Я читал на одном из форумов, что на участке Рыбное – Рязань железная дорога имеет многопутную и совершенно непонятную систему. Эстакады на пересечении ветки Узуново – Рыбное с главным ходом тоже непонятно зачем так хитро расположены. На станции Рыбное много путей, противоположной платформы я вообще не увидел. Платформа низкая, но достаточно длинная. После Рыбного «железная леди» стала объявлять какие-то остановки, которых не было у меня в атласе: «Локомотивное депо», «Жилые дома» – последнее мне особо понравилось. Однако таблички на платформах совпадали с атласом: 184 км, Рязань-Сортировочная. Путей и вправду до самой Рязани было очень много, и расположены они очень странно, на большом расстоянии друг от друга, и они постоянно то сближались, то снова расходились. До Рязани, на самом деле, было ещё много остановок. Народ узуновский вылез почти весь в Рыбном, а рыбненский – заполнил половину сидячих мест. Кстати, билета я не брал, а контролёров и кассиров так и не было, прямо как на БМО.



Вокзал в Рязани оказался куда более захолустным, чем я ожидал. Платформ было две или три, все низкие и щербатые. Вокзал большой, на первом этаже пригородные кассы, на втором – дальнего следования. По моему рассчитанному маршруту я собирался ехать в Москву либо пятичасовым экспрессом, либо часом позже с пересадкой в Голутвине. Однако я взглянул на пригородное расписание и узнал, что в 14:21 отходит электричка на Москву с Рязани-II. А я-то думал, почему такая несправедливость, что с 12:00 до 17:00 в Москву никак не уехать, да и то экспресс не очень дешёвая штука. Я и не учёл, что в Рязани два вокзала. У меня оставалось около 40 минут, чтоб дойти от одного вокзала до другого. Чтоб наверняка не заблудиться я купил в киоске карту (заодно пригодится на будущее) Рязани и Рязанской области. Сориентировавшись по этой карте, я направился к второму вокзалу. Погода на самом деле была солнечная, приятная, самое время погулять, но в одиночку шляться по всем этим достопримечательностям как-то тоскливо. Я шёл по Вокзальной улице, немного торопился. На тротуаре был очень сильный гололёд. Вспомнилась жалоба Вована, что в Подмосковье не убирают грязный снег. Здесь же не борются и со льдом, и очень напрасно, я пару раз чуть не навернулся.



По дороге к вокзалу мне пришлось переходить широкий Московский проспект. Вид мне понравился, а вот неудобная организация перехода, да ещё и лёд, лежащий где не надо, не понравились. Вокзал Рязань-II был меньше первого, архитектурной ценности из себя не представлял. Внутри был ремонт, стены зала ожидания были из голого кирпича. Зал с кассами оказался очень просторным, но пригородная касса была только одна, и кассирша работала как-то неторопливо. Билет (со студенческой опять же скидкой) стоил 100 с копейками. Я взял в палатке гамбургер и бутылку колы и отправился на платформу. Присутствие переменного тока в контактной сети ничем себя не выдавало. Были несколько (3 или 4) низкие платформы, у одной из них стояла салатово-зелёная ЭР2-1249, какая-то вся грязная, потрёпанная, провинциальная.



Я поднялся по ступенькам во второй вагон и устроился у окна с правой стороны. Вагон постепенно наполнялся пассажирами. Впереди меня, заняв целое «купе», сидели школьники шпанского вида. Они слушали музыку на мобильнике. У противоположного окна, в «купе» наискосок от меня сидели трое странных пассажиров. Женщина бомжеватого вида с грубой манерой речи что-то рассказывала человеку, сидящему напротив неё (он сидел спиной ко мне) и периодически ворчала на пожилого мужчину со смуглым лицом и узкими раскосыми глазами. Тот, очевидно, был сильно пьян, потому что ничего не соображал и не мог произнести ни одного внятного слова.

Когда пришло время отправляться, включилась «железная леди». Начался неторопливый отсчёт остановок в сторону Москвы. По вагонам ходили торговцы: бабки с пирожками и семечками, и особенно мне понравился весёлый мужик, предлагавший газеты. Сначала он показал газету «Новая газета» с помощью которой можно узнать «наиболее актуальную информацию о жизни города», а потом прорекламировал «новую газету, выпускаемую одним из таких же продавцов в электричках – его зовут Шурик!» Кто-то попросил его дать посмотреть «новую», и он запутался: «Э-э, у меня есть газета «Новая»! А есть новая газета, которая называется…» Он ещё долго хохмил по разным поводам, излагая краткое содержание имевшихся у него газет.
«Шпана» с мобильником вышла до Рыбного. Пришла контролёрша. У моих соседей-бомжей билета, естественно, не было, и контролёрша их выгнала в последний вагон. Вставали они неохотно, а пьяный мужик вообще долго не мог понять, что произошло. Они вышли, и контролёрша ушла с ними.

Я смотрел в окно. Платформы были низкие, вокзальчики – нетипичные для Московского узла.



Как я и предполагал, низкие платформы идут до Коломны. На станции Голутвин нашу электричку подали на крайний путь к левой низкой платформе. Мне было интересно, как происходит процесс опускания железных «фартуков», закрывающих выход на низкие платформы. Когда я ехал из Вязьмы в 2005 году, я этого не отследил. Здесь же я заметил, что в районе станции Пески по составу прошли два угрюмых плечистых парня. Заходя в каждый тамбур, они с грохотом опрокидывали железные крышки, даже не нагибаясь.

Проехали платформу Москворецкая в черте города Воскресенска. Отсюда мы в 2000 г. начинали поход по Подмосковью. А значит, формально на этом участке я уже ездил, но это было давно, и в окно тогда я не смотрел. Начали пропускать остановки. Внимания заслуживает разве что вокзал станции Бронницы. Любопытно, конечно, что этот вокзал находится довольно далеко от города, вероятно, им не очень удобно пользоваться.

От 47 км начинается четырёхпутка. На 47 км находится депо Раменское, и часть поездов ездят именно до 47 км. Я так и не сообразил, как с формальной точки зрения, 47 км это станция или платформа? На вокзале (как я чуть позже услышал), объявляют «электропоезд до станции 47 км», а «железная леди» в самом поезде объявила «платформа 47 км», как и все другие N-ные километры. От Раменского ходят «шпунтики», так же в окне замелькали ЭД4М, которых стало ещё на порядок больше, когда мы проехали Люберцы. Здесь наш поезд пропускал уже всё, что не лень, оставляя довоз местных на местные же электрички. «Железная леди» не ожидала такой скорости и объявляла не те остановки. В результате какой-то мужик громко выругался: «Опять Вешняки объявляют!» – и вышел в Перово. Поездка меня стала уже утомлять, я с трудом отсчитывал последние остановки: Фрезер, Электрозаводская, потом уже вокзал. Вылез из вагона. Немцы, строившие вокзал, не учли акустику. Громадный крытый зал с платформами и высоченным, в три этажа, навесом, создавал гулкое эхо, в результате которого объявления диктора разобрать практически невозможно. Я торопился, задерживаться на вокзале не стал, постарался поскорее выйти из вокзала. После дурникетов меня остановил какой-то парень. «Нужен билет?» Я на автомате ответил: «Нет», – и он попросил: «Дай тогда. Он у тебя от Рязани?» То есть до меня не сразу дошёл смысл вопроса, а потом обратного хода уже не было, пришлось отдавать. Зачем ему билет – оно понятно, во многих конторах оплачивают проезд в общественном транспорте при наличии билетов. Как он отследил, что я из Рязани еду? По моим наблюдениям, вместе со мной из Рязани ехали не очень много людей: изначально было занято не более половины сидячих мест, многие вышли, как я упоминал, в Рыбном и на других остановках до Голутвина. Если б этот парень ехал без билета, он бы попался контролёрам. Ну ладно. Жаль, что билет отдал, но не так страшно, я не такой уж фанатеющий коллекционер.
Я быстро перешёл на Ленинградский вокзал и взял билет до Ховрино. как раз собиралась отправиться электричка, я в неё и сел. Это был состав совершенно новенький, ЭТ2М-104, с красивым и ярко освещённым бело-голубым салоном. Народу было очень много: вечер. Заняты были почти все сидячие места. Я пошёл по вагонам вслед за длинной цепочкой людей и нашёл себе место в одном из чётных вагонов. За окном было уже совсем темно. Машинист объявил, что следующая – Рижская. Поезд тихо тронулся. Меня охватило ностальгическое чувство. Это было очень похоже на поездку Иркутск – Ангарск. Таким образом я по-новому взглянул на ставшую уже более-менее привычной поездку Москва – Химки.

Итоги поездки: я думал, что это будет довольно скучная поездка на всего лишь трёх электричках. Не было никакого эксклюзива, ни дизелей, ни электропоездов непривычных моделей. Однако поездка оказалась увлекательной, и впечатлений я, тем не менее, получил массу.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments