jarvi_railfan (jarvi_railfan) wrote,
jarvi_railfan
jarvi_railfan

Питер и Карелия (11 - 26 июля 2007) - Часть 1

Рассказ о пребывании в Питере 11 – 16 июля 2007.
На летний отпуск мы запланировали многое. Начиналось лето с того, что 25 июня Катя и Витя уезжали в Евпаторию и возвращались оттуда 10 июля. А потом мы все вместе собирались в две большие поездки. Первая включала Питер и Карелию «в одной упаковке», а вторая – поход в горы, на Кавказ (с Витиными друзьями). Все поездки довольно плотно занимали всё лето, и перерывы между ними были весьма незначительны.
Пока мы планировали Питер-Карелию, мы успели чуть не поссориться. Хорошо, что благоразумие и терпимость восторжествовали. Итак, планировка маршрутов и закупка билетов должны были быть проведены до отъезда Кати и Вити в Евпаторию, то есть до 25 июня. Учитывая экзамены, это было не просто, спас нас лишь «автомат» по автоматике, то есть неделя в свободном распоряжении. Опуская подробности борьбы с упорством Катиных родителей и другими непредвиденными трудностями, мы разработали несколько маршрутов. Основная идея, инициатором которой выступил я – объехать Ладожское озеро с севера по железной дороге с ночёвками в интересных местах. Мы с В. тщательно изучили расписание поездов. Поскольку мы брали с собой палатки, количество ночёвок было не ограничено, и мы рассчитали маршрут так, чтоб в день не было более одного переезда. Так мы успеем и места посмотреть, и разнообразие внести. Иначе получалось, что мы «прыгали» бы с электрички на электричку. Итоговый вариант маршрута получился следующий: Питер – Выборг (ночёвка) – Хиитола (ночёвка и днёвка) – Сортавала (заезд на остров Валаам) – Петрозаводск (несколько дней с радиальными выездами в Кижи и другие места).
В Питере мы забронировали квартиру. С этим тоже связана «весёлая» история, когда мы отправляли в агенство e-mail, а спустя пару дней получали ответ «свободных квартир нет», хотя по телефону нас искренне убеждали в том, что всё свободно, только отправьте заявку на почту. В конце концов, мы нашли квартиру, которую сдавала очень словоохотливая женщина. Квартира оказалась даже дешевле (2200 руб./сут.), двухкомнатная, в то время как в организациях нам предлагались однокомнатные и за 2400 руб./сут.
Билеты мы взяли в Питер, обратно из Петрозаводска, а ещё на скорый поезд Сортавала – Петрозаводск [Пассажирский местный 349А/679А. – Прим. 24.02.08.]. Это очень весёлый оказался поезд, это даже не поезд, а прицепной вагон. Мы с трудом себе представляли, как и куда он прицепляется, не больше нашего знала и кассирша – стажёр. Она вообще была не в теме и изначально набрала у себя в компьютере не «Сортавала», а «Сортавало», и долго не могла понять, чего мы от неё хотим, таких поездов нет. А услышав, что мы переговариваемся насчёт прицепного вагона, она заявила, что вагон-то могут и не прицепить, чем повергла нас в шоковое состояние. Однако, чуть поискав, она нашла-таки этот поезд и выдала нам билеты.
Пока Катя и Витя были в Евпатории, мы с В. составляли списки всего, что надо взять с собой и купить, привозили всё что нужно с дач, покупали палатку, спальники, прочий хлам, в общем, готовились. Параллельно этому мы пытались выяснить, что там с походом на Кавказ, но в стане Витиных друзей почему-то царило молчание, все разъехались по своим дачам-отпускам, когда всё будет готовиться – было совершенно непонятно.
И вот настало 11-е число, всё было решено и готово, я затянул ремни на своём рюкзаке и уселся на него, ожидая вечера. Поезд у нас отходил в час ночи. Я слушал аудиокнигу Дж. Фаулза «Башня из чёрного дерева» и еле-еле, впритык, успел её дослушать, после чего отправился пешком (автобусы уже не ходили) на станцию Химки. Я нервничал будь здоров. А вдруг электричку отменят? А вдруг она опоздает? Тогда у меня не будет шансов добраться вовремя до Ленинградского вокзала. На электричку я сел без проблем, доехал нормально, а вот выйти к поездам дальнего следования мне удалось не сразу. Я пошёл под вывеску «Выход в город», прошёл через привычные турникеты и осознал, что иду в метро, куда мне совершенно не надо. Паника: я вошёл в двери с надписью «Вход» и очутился в зале, где были ещё двери, но на всех дверях была надпись «Выхода нет». Пришлось бежать обратно, там на турникетах поворчали, но выпустили меня. И я бегом уже помчался по платформе, где дожидались меня Катя, Витя и Вова.
В поезде я выяснил, что лучше всё-таки брать бельё, а не спать в спальнике, ибо в нём аццки жарко. Хорошо поспал лишь Витя, а остальные мы ворочались аж до Бологого.
Вместе с нами в вагоне ехало человек 30 туристов из Кореи или ещё откуда-то. Ужасно смешные, всё делают как будто по команде. По команде легли, по команде проснулись, все одновременно побрились одинаковыми бритвами.
В Питере нас встретил сын хозяйки квартиры, немного напоминающий по внешности Виктора Цоя. Он провёл нас в петербургское метро, мы купили всё те же (с моего прошлого приезда в 2001 году они не изменились) латунные жетончики. Турникеты здесь стояли того же типа, как у нас на железной дороге, с вертушками, очень тормозные. А эскалатор нас поразил своей длиной, на порядок длиннее даже чем у нас на Парке Победы. Питер стоит на болоте, поэтому метро пришлось закладывать очень глубоко.
Квартира находилась в новостройке у метро «Комендантский проспект». Я точно помнил, что в наш прошлый приезд этой станции не было. Так и оказалось, она сверкала новой пластмассой и металлом, и мозаика на стене сообщала, что станция построена в честь 60-летия Победы (1945 – 2005). Поражает своей эклектикой мозаика наверху эскалатора. Вполне в советском духе чёрно-белая фотография и вполне гармонирующая с ней надпись «Слава отважным лётчикам-испытателям» – но она почему-то была выложена «модным» старославянским шрифтом!
Широкий и прямой Комендантский проспект уходил вдаль на горизонт, и, казалось, не имел конца. По левую сторону была советская застройка 70-х годов, убогие панельные дома, в которых наверняка повсюду щели, потолки и стены косые, соседей слышно, как будто стен вообще нету, а стакан воды моментально протекает к соседям снизу и ещё на три этажа ниже. С другой же стороны сверкали белизной новостройки в 20… 30… не знаю сколько этажей. Один дом имел арку высотой минимум в 15 этажей, а сверху на него громоздились будто слепленные из излишков строительного материала несколько другой архитектуры ещё 10 этажей. Наш дом был 17-этажным, а жили мы на 16-ом.
Хозяйка встретила нас со шваброй и тряпкой и тут же принялась непрерывно изливать на нас бурные потоки красноречия. Она за полминуты показала нам всю квартиру, оттарабанила нужную информацию, будто боялась, как бы мы не исчезли прежде чем она закончит. Лишь в конце она перешла к деньгам, тут её поведение показалось нам странным. Она мельком показала нам свой паспорт, но отказалась давать списывать данные, тут же сопроводив отказ десятком тысяч причин, и немедленно, не дав нам и слова вставить, написала расписку в получении в качества арендной платы 11000 рублей (за пятеро суток). Стоило Кате намекнуть, что расписка недействительна без паспортных данных, как тут же хозяйка закатила такой скандал, дескать, она позволила нам войти в её 180 тысяч долларов, а мы ей не верим, а все другие съёмщики, напротив, поскорее отдают деньги и велят убраться, а мы тут, понимаете, скривили рты, и вообще, мы квартиру приехали снимать или что… Не выдержав, мы капитулировали, но она не могла успокоиться, повторяла на все лады, как она нам доверяет и чем мы за это ей платим… Конечно, потом мы решили, что этот скандал подстроен специально, да и что с неё взять, если всё по закону да по закону – хлопот не оберёшься, а из-под полы оно всегда выгоднее. Ладно там…
В первый день погода нам благоприятствовала: было солнечно и тепло. Весь день гуляли по Питеру, читая путеводитель и осматривая достопримечательности. Обедали в недорогом и приятном кафе. Домой вернулись к полуночи и спали до упора.
На следующий день шёл проливной дождь, а из-за косячного расписания мы не попали на «метеор» до Петергофа, поэтому весь день опять же гуляли по Питеру, на этот раз в основном по Васильевскому Острову. Там мы наблюдали, как делаются фонари на набережной. Мы никогда не представляли себе, что эти резные чугунные элементы надевают, как муфты, на центральный стержень с помощью крана, а так же незаменимого инструмента – ног рабочего.
На третий день мы съездили таки в Петергоф. Туда – на катере, обратно – на автобусе. Сказать, что меня что-то там сильно впечатлило, не могу, ярких воспоминаний особо нет. Красиво, мило… не более того.
Предпоследний питерский день был несколько объединён с последним, ибо мы собирались на развод мостов и гулять всю ночь. Сначала мы съездили в Кронштадт. Ныне он связан с берегом северной дамбой, отходящей от берега в районе Сестрорецка. Это часть будущей Санкт-Петербургской КАД. Неплохой размах, надо сказать, до Питера более 40 км. Дамба построена, но дорога ещё в процессе строительства, поэтому маршрутка, которую вёл карикатурный кавказец, то ехала по просторному спидвею, то съезжала почти к самой воде на ухабистую и кривую временную дорогу.
Кронштадт оказался вполне советским городом с неизменными проспектами Ленина и «Кырлы-Мырлы» и рядовой хрущёвской застройкой. Да и попали мы как-то неудачно, у нас было всего два часа до парома на Ломоносов. Мы успели пройтись лишь по набережной и обратно (не считая Морского собора и музея в нём). Там мы обнаружили Абсолютный Ноль нивелирной системы России (линейка, уходящая с моста в воду) и тут же загорелись желанием его сломать. Рядом был установлен памятник рыбке-колюшке, помогшей выжить жителям Кронштадта в блокаду.
В 18:00 мы сели на паром и через полчаса были в Ломоносове, бывшем Ораниенбауме. Захолустный, грязный, но приятный старый городок. Там мы поужинали и отправились гулять по парку. В отличие от вычищенного и вылизанного Петергофа, парк Ораниенбаум и дворец был в состоянии деструкта, только-только начинались восстановительные работы. Мы забрели в какую-то глухую часть парка, промокли, пока пробирались под дождём по узким тропинкам сквозь мокрую траву, зато вышли к загончику, где водились благородные олени. Около получаса мы смотрели, как другие запоздалые туристы кормили их хлебом. Тем временем уже было 21:00, парк закрылся, но мы забили на это и спокойно гуляли ещё полчаса, пока на нас не стали ругаться сторожа.
До Петербурга мы доехали на местной Ораниенбаумской электричке. Состав старого типа, «круглый» спереди – семьдесят лохматого года. Тянулся он не спеша вдоль болот и лугов, мимо пышно отделанной станции Старый Петергоф и каких-то полустанков, где платформа была рассчитана не больше чем на два вагона, хотя в поезде их было около шести. Кассы на станциях отсутствовали, равно как и контролёры, так что мы без палева проехали зайцами до станции Дачное, где можно пересесть на метро.
Поскольку мы были промокшие, мы поехали домой с расчетом потом успеть на катер на развод мостов (сбор в 0:45). Однако домой мы смогли доехать лишь к полуночи, после этого еле успели на последний поезд метро в сторону центра. Странно, на «Сенную площадь» мы перешли без проблем, но вот поезда уже не ходили. «Пол-первого, бегом, на метро не опоздать – иначе топ-топ-топ, всю ночь гулять» – пел питерец Вася Васин из группы «Кирпичи». Вместе с нами в такую засаду попали туристы из Дании, обратившиеся к нам на ломаном, но весьма хорошим для датчан русском языке.
Что делать? Пришлось бежать бегом до Инженерного замка. Успели? Странно, вроде 0:45, а на пристани ни души, ни катера. Опоздали, видать. Пошли вдоль набережной Мойки, наблюдая, как более удачливые туристы проплывали мимо. Город будто вымер. Никого на улицах, машин нет. Это в Москве круглые сутки по бульварам шляется народ, машины едут, тусовки повсюду. Здесь же это, видать, по ночам уходит в глубокий андеграунд.
Уже было решено идти пешком и смотреть развод с берега, мы прошли ещё квартал, но наткнулись на запоздалый катерок. 400 рублей с носа, два моста… Вариантов не было, мы согласились. Поразительно, почему столько народу из года в год ездят смотреть развод мостов, хотя что в этом они нашли? Это говорил В. а я лично считаю, что в этом зрелище что-то есть. Что-то неуловимо притягательное. Вся Нева была запружена лодками, катерами и теплоходами. Наш держался позади всех, поэтому развод мы наблюдали издалека. Выждав время, наш катерок прошёл под разведённым постом, и мы с удивлением могли рассмотреть механизмы, скрытый в дневное время, а сейчас подсвеченные яркими лампами. Тут же милицейский катер пожелал нашему капитану доброй ночи, и выяснилось, что почему-то проплывать под разведенным мостом запрещено. От штрафа капитану было не уйти, милиция назначила встречу спустя полчаса и отчалила прочь. А я подозреваю, что штраф мог входить в стоимость билета, ха!
После мостов мы посетили галерею Исаакиевского собора (в ночное время туда пускают всех без скидок – 150 р). Там мы провели около часа, слушая громкоговоритель, приятным голосом под лёгкую музыку рассказывающий, что видно с галереи и попутно освещающий историю города.
Потом мы гуляли до утра. Видели дом Раскольникова на Столярном, прошлись вдоль канала Грибоедова до Казанского собора. Там я сделал вывод, что мы все сильно утомлены и хотим спать, и убедил всех ехать домой, а прогулку продолжить после сна. Хоть поначалу они отпирались, типа так приятно гулять, но в метро всех как по команде вырубило в сон.
Последний питерский день, вернее, полдня, мы просто гуляли. Погода была прелестная, ясно, тепло. Вечером мы разделились. Катя и Витя поехали на Московский вокзал встречать палки от палатки. Дело в том, что Витя позабыл дома конструктивные части от их палатки, что было вовремя выяснено по смс от родителей: «На балконе металл. Вы ничего не забыли?» Палки (сборный каркас) были высланы с проводником, и как выяснилось, это очень даже распространённая практика, на вокзале проводница прибывшего поезда раздавала посылки прямо как Дед Мороз.
В это время мы с В. немного прогулялись. Он отведал питерской шавермы, чтоб узнать, чем она отличается от московской шаурмы. Вроде ничем. Потом мы прошлись по Литейному мости до площади Ленина и спустились в метро. Вероятно, «Площадь Ленина» – это самая глубокая станция питерского метро, потому что с середины эскалатора что вверх, что вниз – два наших «Парка Победы», а с конца эскалатора противоположного конца вообще почти не разглядеть.
Питерские станции намного скромнее наших оформлены, несколько станций: Лиговский проспект, Садовая, Чкаловская и Старая Деревня, выполнены по одному проекту. Удивительны и необычны, конечно, станции 3-ей линии, с внутренними дверями, открывавшимися по прибытии поездов. Вагонный состав метро представлен – на 1-ой линии вагонами «Ем», а на нашей 4-ой – 81-717, 81-717.5 и очень необычными на вид 81-540.8 2005 года выпуска, которые в Москве не встречаются.
Забыл упомянуть об одном случае. Когда Катя и Вова вечером пошли в магазин, оставив приготовление еды на нас с Витей, они умоляли ничего не сжечь и не испортить. Каковы же были их чувства, когда мы сообщили им по телефону, что в водопроводе есть только горячая вода? Это просто анекдот. Реально, кран с синей каймой пускал в мойку горячую воду, а кран с красной каймой – чуть ли не кипяток! И как прикажете мыться? Такой беспредел продолжался аж до следующего вечера.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments